О медиагруппе |Продукты и услуги
Прямая трансляцияФорум "Следующие 20 лет"
Ключевые эксперты в области биологии, медицины, экономики и здравоохранения будут обсуждать все обстоятельства пандемии. Сколько людей могут заболеть в нашем городе, регионе, в стране? Для чего нужны карантинные меры? Почему нельзя скрывать данные о контактах, поездках и симптомах заболевания? Как обеспечить режим самоизоляции и куда обращаться за помощью? Могут ли нам поставить правильный диагноз и вылечить? Сколько продлится пандемия и как поведет себя коронавирус? И, наконец, какие уроки мы должны усвоить, и как подготовиться к следующей атаке вирусов?
Круглый стол
Стеклянный зал

Итоги межливийских переговоров в Москве

Мультимедийный круглый стол по итогам межливийских переговоров в Москве.

Участники:
— председатель Российского комитета солидарности с народами Сирии и Ливии Сергей БАБУРИН;
— старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Константин ТРУЕВЦЕВ;
— старший преподаватель департамента политической науки НИУ ВШЭ, эксперт РСМД Григорий ЛУКЬЯНОВ;
— директор Центра изучения современной Турции, научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Амур ГАДЖИЕВ.

13 января в российской столице прошли межливийские переговоры под эгидой глав МИД и Минобороны России и Турции. В них приняли участие лидеры двух противоборствующих сторон в Ливии – глава признанного ООН Правительства национального согласия Фаез Саррадж и командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршал Халифа Хафтар. По итогам переговоров глава МИД России Сергей Лавров сообщил, что несколько сторон конфликта подписали итоговый документ, а Халифа Хафтар попросил дополнительное время.

Как следует расценивать итоги московской встречи по Ливии? Удастся ли сохранить режим прекращения огня между сторонами, который вступил в силу в полночь с 11 на 12 января в рамках предложенной президентами РФ и Турции 8 января инициативы? Состоится ли 19 января в Берлине встреча по Ливии? Какие шаги предпримут Россия и Турция, и какую роль Россия готова играть в разрешении ливийского кризиса?