О медиагруппе |Продукты и услуги
Онлайн конференция
Вне агентства

Малочисленные народы Севера России: сохранить культурное многообразие

Народы

 

Онлайн-конференция первого вице-президента Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации Нины ВЕЙСАЛОВОЙ на тему: "Малочисленные народы Севера: сохранить культурное многообразие".

 

9 августа отмечается Международный день коренных народов мира. 2019 год объявлен Годом языков коренных народов. Сколько коренных малочисленных народов на российском Севере? Как развитие арктических территорий влияет на их социально-экономическое положение? Какая работа по сохранению языков, традиционного уклада жизни и культурной самобытности малочисленных народов Севера ведется в России?
Ответы на вопросы
Алексей:

Какое количество представителей коренных малочисленных народов проживают сегодня на российском Севере?

Нина Вейсалова:

В Российской Федерации в 28 регионах, а это очень большая территория Севера, Сибири, Дальнего Востока, арктические территории, проживают порядка 300 тысяч. Цифры разнятся. В одних источниках 250 тысяч, в других 270 или 300 тысяч. Мы опираемся на что-то среднее. 270 тысяч представителей коренных малочисленных народов проживает в России. 41 этнос проживает в этих 28 регионах. Есть многочисленные, которых 44 тысячи. По российскому законодательству коренными малочисленными народами считаются народы, численность которых не превышает 50 тысяч, они проживают в северных территориях России, в Сибири, на Дальнем Востоке, на территориях традиционного расселения своих предков, сохраняют традиционный образ жизни, хозяйствования, промыслы, осознают себя самостоятельными этническими обществами.
Проблема в том, что в Российской Федерации сложно подтвердить национальность. У нас сейчас нет подтверждения национальности. В паспорте не указывается такая графа. Поэтому любой человек может назвать себя представителем коренных малочисленных народов, и это одна из проблем в российском законодательстве, над которой работает Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.

Инна:

Представители коренных малочисленных народов могут пользоваться определенными преференциями в рамках осуществления традиционной хозяйственной деятельности. А как сегодня получить эти льготы, если подтверждение национальности отсутствует?

Нина Вейсалова:

Вот это одна из проблем сейчас. Камнем преткновения является как раз подтверждение своей национальности. Насколько известно, в Конституции Российской Федерации, главном документе нашей страны, есть две основные статьи, которые отсылают нас как раз к правам коренных народов и гарантируют их права в соответствии с принципами международного права.
Я услышала в вопросе слово "льготы". Это не всегда верно, когда говорят, что коренные малочисленные народы пользуются льготами. Правильнее было бы сказать, что у коренных малочисленных народов России есть права, особый правовой статус. И ввиду этого есть преференции от государства.
Почему особый правовой статус? В первую очередь потому, что эти народы — уязвимая группа населения России. Ввиду малочисленности, ввиду того, что у них особый уклад жизни, связанный с землями своих предков, и все жизнеобеспечение строится на основе землепользования, природопользования. Жизнь северян зависит от этого. Поэтому государство предоставляет преференции, согласно российским законам.
Проблемы сейчас есть. Проблемы большие. Сложность – в подтверждении национальной принадлежности. И многие жители России, дальних окраин, особенно Сибири, Дальнего Востока, Севера, пытаются также воспользоваться этими правами, зная, что есть преференции у коренных малочисленных народов, и получить незаконно квоты на добычу объектов животного мира, биологических и природных ресурсов.
И сейчас Всероссийская ассоциация, которая представляет все коренные малочисленные народы России, работает над этим пробелом в законодательстве. Много есть, конечно, и противников нашей идеи — мы предлагаем ввести базу данных, перечень коренных малочисленных народов, реестр.
Среди противников этого предложения есть и коренные народы. Конечно, в основном те, которые проживают в городских населенных пунктах. Они говорят, мы не хотим, чтобы нас переписывали. Мы не хотим находиться в какой-то базе.
Но если мы сами себя не обозначим и не заявим официально, государству сложно ориентироваться и определить, кто относится к коренным малочисленным народам, а кто нет. На Дальнем Востоке был ажиотаж, и до сих пор еще эта проблема не решена, когда многочисленные общины под видом традиционного рыболовства пытаются освоить квоты для коренных малочисленных народов. При этом они к таким народам не относятся.
Поэтому самим северянам, аборигенному населению приходится идти в суд, доказывать, подтверждать свою национальность. Но это совершенно неверно. Почему человек, который по праву рождения занимается традиционными видами деятельности, живет на территориях проживания своих предков, должен идти в суд и доказывать свою национальную принадлежность?

Антон:

Насколько молодые представители коренных малочисленных народов привержены к сохранению традиционного уклада жизни, культурной самобытности? Как, учитывая век цифровых технологий, молодежи удается оставаться в рамках традиционного уклада? Насколько это гибкое понятие в данном случае? Насколько молодые представители этих народов пользуются современными технологиями?

Нина Вейсалова:

Конечно, любая молодежь любой национальности является важной составляющей частью народа. Я бы сказала, это стратегический потенциал народа, в том числе, конечно, и наших коренных малочисленных этносов Севера, Сибири и Дальнего Востока.
Наша молодежь, как и обычная российская молодежь, стремится осваивать современные технологии, жить в ногу со временем, и этому нельзя противиться. Конечно, нельзя повернуть историю вспять, нельзя заставить жить сейчас только по законам и обычаям предков наших народов. И когда некоторые оппоненты размышляют и говорят на тему, что вы, Всероссийская ассоциация, отстаиваете традиционный образ жизни — они подменяют понятия. Они считают, что коренные народы должны жить в чумах, в ярангах, ловить только традиционными орудиями лова и не пользоваться современными благами цивилизации. Конечно, это неправильно.
Устойчивое развитие любого народа основывается и на освоении современных ресурсов. Наша молодежь сейчас в большинстве своем, конечно, понимает, осознает себя, свою национальную, этническую принадлежность — это радует. Молодежь чтит заветы и обычаи своих предков, получает образование, проживает в больших городах. Несмотря на далекое пребывание от своей исторической родины, молодежь коренных народов соблюдает свои обычаи и традиции. Конечно, многие слышали про большой молодежный проект — "Российский Север". Это ежегодный форум для молодежи коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, который проводится под эгидой Всероссийской ассоциации и Росмолодежи. Он собирает самую активную молодежь из самых отдаленных уголков. Это молодые оленеводы, тундровики, студенты, рабочая молодежь, молодые ученые, исследователи. И 150 представителей молодежи коренных народов ежегодно собираются на одной площадки, чтобы реализовать свои замыслы, раскрыть свой потенциал, направить его во благо развития российского Севера.
Я считаю, что будущее у коренных народов сейчас, несмотря на многие сложности, есть. Потому что молодежь стремится поддержать свои народы, сохранять традиции. И очень много молодежи занимается традиционными промыслами своих народов — оленеводством, рыболовством. Так что наша молодежь стремится сохранить наши традиции.

Светлана:

Насколько туристам, которые посещают российский Север, интересен быт коренных малочисленных народов? Я полагаю, что привлечение туристов, в том числе не только из Российской Федерации, могло бы стать, одним из драйверов развития экономики и улучшения социально-экономического положения представителей этих народов.

Нина Вейсалова:

Что касается туризма в целом — да, сейчас на слуху этнотуризм, экологический туризм, арктический туризм. Считается сейчас модным развивать эту тему. Но в первую очередь, конечно, нужно создавать условия для коренных жителей, старожильческого населения арктических, северных территорий нашей страны.
В первую очередь налаживать социально-экономические условия, социальные гарантии, быт, инфраструктуру для местного населения этих территорий. А потом уже, конечно, можно развивать туризм и показывать. Потому что если сегодня территории необустроенные — это суровый климат. Географически они расположены в труднодоступных отдаленных местах. Такой экстремальный туризм, может, кому-то и нравится, но большого будущего у такого туризма нет. Это на любителя.
Я думаю, развивая инфраструктуру на Севере и в арктических территориях, помогая жизнеобеспечению коренного населения, мы могли бы говорить и о том, чтобы сами коренные жители были заинтересованы и могли работать в индустрии туризма, оказывать эти услуги.
Но сейчас в первую очередь нужно помогать социально-экономическому развитию коренных жителей, местному старожильческому населения.

Валентина:

Международный день коренных народов мира в 2019 посвящен языкам коренных народов, также 2019 год назван Годом языков коренных народов. Какая работа по сохранению языков коренных малочисленных народов ведётся в России?

Нина Вейсалова:

Да, благодаря инициативе Организации Объединенных Наций все международное сообщество, и также коренные народы России, поддержало инициативу провозглашения 2019 года Годом языков коренных народов. Это говорит о том, что все мировое сообщество видит проблему, обеспокоено современными вызовами.
Что скрывать — коренные языки утрачиваются, исчезают в век глобализации, индустриализации, поглощения малочисленных этносов большими народами. Все это сказывается. И вот мы говорили про молодежь — да, хотя желание сохранить свою самобытность, традиции и обычаи присутствует, при этом утрачивается знание родных языков.
Кстати, благодаря этой инициативе во всех государствах все правительства принимали меры в преддверии этого года, в том числе и в России. Это был шаг к активным действиям со стороны не только государств, но и общественников.
На уровне государства у нас утвержден национальный план реализации мероприятий в рамках Года родных языков. Всероссийская ассоциация также входит в состав оргкомитета по реализации Года родных языков глобального кабинета России.
Более 700 мероприятий в большом плане в нашей стране проходит. Но я бы сказала, что за количеством этих мероприятий не нужно гнаться. Самое главное, мы должны помочь органам исполнительной власти – на федеральном уровне, на региональном, на местных муниципальных уровнях. Помочь обратить внимание на местное сообщество, на носителей этих языков, поддержать их общественные инициативы.
Ни большое количество финансовых средств, ни множество учебной и национальной литературы не смогут стать главным фактором в сохранении языков коренных народов. В первую очередь должно быть уважение к самим коренным народам, к носителям языков. Желание представителей самих этих народов говорить на языках своих предков, своих родителей.
С этого нужно начинать. И когда инициативы общественности будут поддерживаться — тогда, я думаю, и языки коренных народов будут активнее функционировать.
Вы знаете, что в России есть народы численностью меньше десятка человек. Есть народ киреки, их всего 4 человека. Есть народ орочи, их не больше ста человек. Эльсы — не больше двухсот. Тофалары, которых живут в восточных полярных, – их всего 600 человек. И эти языки утрачиваются. Наша главная задача — аккумулировать сейчас все наши общие действия, и государства, и общественности, и ученого сообщества, чтобы ни один язык не исчез.

Мнение участников конференции может не совпадать с позицией редакции

Спикеры

  • Нина ВейсаловаПервый вице-президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации