О медиагруппе |Продукты и услуги
Онлайн конференция

Финалисты седьмого сезона Национальной литературной премии "Большая книга"

На вопросы пользователей ответила Мария Галина – финалист седьмого сезона Национальной литературной премии "Большая книга", результаты которой будут объявлены в конце ноября. Насколько актуален образ "маленького человека" в современной русской литературе? Как далеко ушли мы в интерпретации этого символа от Гоголя и Достоевского? А может, действительно именно маленькие люди творят великие дела?
Вступительное слово, Мария Галина:
Добрый день, я очень рада, что у меня книжка вошла в шорт-лист "Большой книги". Для меня это большая честь, потому что я считаю "Большую книгу" одну из лучших современных русских литературных премий, которая действительно отражает современную литературную ситуацию. И наверное, одно из преимуществ Большой книги по сравнению с другими – это то, что там не только романы, а еще и сборники рассказов и нон-фикшн. И этот широкий охват позволяет читателю получить рекомендательный некий список литературы, и, в принципе, это не только шорт-лист, это не только те 13 или 14 книжек, которые туда входят. Это и лонг-лист премии. Очень приятно войти в шорт, но литература – это, конечно, лонг-листы литературных премий.

Ответы на вопросы
Николай Владимирович Королюк:

Мария Семеновна, очень оригинальным показалась задумка Ваших "Медведок", которые номинируются на Большую книгу. Такая идея о вымышленных биографиях запросто может стать основной для фильма. Прошу прощения искренне, еще не читал, но обязательно прочту. А вот если кто кино решит снимать - будете сотрудничать? Побоитесь отдавать роман сценаристам без контроля?

Мария Галина:

Писатель Мария Галина на онлайн-конференции

Я думаю, что любой писатель, любой автор очень хотел бы видеть свои книжки, воплощенные на экране, даже плохо, даже неудачно. Потому что то, что он видит, то, что он пишет - это некая картина в его голове, которая рисуется перед его внутренним взглядом. И автор не может себе представить, что видит читатель. Читатель может видеть совсем другую картину, не такую, как автор. И поэтому воплощение в кино позволяет автору взглянуть на свой текст глазами читателя. Это всегда представляет большой соблазн для читателя. Конечно, я очень хотела бы, чтобы этот и другие мои романы экранизировали. Но поскольку я сотрудничаю с литагенством, то положим им шанс добиться какого-то контракта на экранизацию.

Анастасия:

Мария, большое Вам спасибо, "медведок" прочитала взапой, за два дня. Скажите - просто интересно - не было ли желания попробовать себя в ином жанре, помимо фантастики?

Мария Галина:

Анастасия, я лауреат жанровых премий, довольно многих жанровых премий по фантастике, и одна из самых почетных премий - я дважды лауреат премии "Бронзовая улитка", которую присуждает лично Борис Натанович Стругацкий. И конечно, фантастическое сообщество принимает меня как своего автора. Но помимо фантастики, я пишу самые разные тексты, от реалистических рассказов до критических статей и литературных обзоров. К тому же, я еще и автор нескольких поэтических сборников, которые тоже получили престижные литературные премии. Поэтому мне кажется, фантастика - это замечательный и очень интересный жанр, но обычно авторы стараются не ограничиваться чем-то одним. И если мы, например, вспомним Д. Быкова, победителя прошлой "Большой книги", или прекрасного писателя Евгения Лукина, то это очень разносторонние люди. Литература - это вообще некий инструмент описания мира, и описывать мир можно при помощи совершенно разных литературных приемов и средств. И фантастика - только один из этих приемов.

Светлана Седова:

Если в тему конференции - Вам в Ваших книгах какой герой ближе - тот самый "маленький" или... какой получится?

Мария Галина:

Светлана, это действительно очень хороший вопрос. Когда объявили тему конференции, я очень долго над этим вопросом думала. И мне вообще интересен действительно маленький герой, маленький человек. Потому что на самом деле я уверена, что маленький человек гораздо сложнее и противоречивее, чем любой человек выделяющийся. Потому что любая крупная личность двигается какой-то одной идеей, мономанией, иначе это не была бы крупная личность, она поэтому упрощена. А обычный человек часто движим сложными, противоречивыми импульсами. И конечно, заниматься обычными людьми, как занимаются ими психологи, врачи, социологи, гораздо интереснее, чем какой-то важной шишкой.

Анна:

Если бы Вы воспользовались услугами своего героя, чья бы биография Вам была бы нужна?

Мария Галина:

Я всегда с огромным удовольствием читала книжку Джеральда Даррелла "Моя семья и другие животные" о жизни очень большой и суматошной семьи на острове Корфу, где, казалось бы, было все для счастливого детства – и дружная семья из нескольких братьев и одной сестры, и куча животных в доме и вокруг, и большой уютный дом, и море. И конечно, такая жизнь для любого подростка была бы идеальной. Как выяснилось впоследствии, воспоминания Даррелла о жизни на Корфу – тоже во многом приукрашенная и идеализированная биография. И идеальная ситуация в семье в этот момент была гораздо сложнее. Джеральд Даррелл создал выдуманный рай, переписал себе детство. Поэтому мне кажется, любой человек, восстанавливающий свою биографию, либо приукрашивает ее, либо старается сделать ее более трагичной, чем на самом деле. Мне кажется, книжка "Моя семья и другие животные" - прекрасный пример того, как люди восстанавливают свое детство, и что из этого получается.

Михаил:

Уважаемая Мария, недавно в интернете натолкнулся на Вашу книгу стихов - так Вы еще и поэт? Они забавные, мне понравились, спасибо! Пишите еще!

Мария Галина:

Я уже говорила, что я поэт и лауреат довольно крупных российских и международных премий в области поэзии, и сейчас у меня только что вышла книжка стихов в одном нью-йоркском издательстве, она называется "Письма водяных девочек", и она лежит в свободном доступе в Интернете. Сейчас в России выходит большой роман в стихах. Он называется "Все о Лизе". И конечно, я с удовольствием буду писать еще, потому что писать стихи весело, интересно и приятно.

Николай:

Насколько я понимаю, книжный мир фантастики активно продолжается и в реальном мире. Тусовка любителей фэнтези и фантистических сюжетов крайне велика. Вы принимаете участие в этой тусовке каким-то образом?

Мария Галина:

Да, я принимаю участие во всяких мероприятиях фантастической тусовки, и с огромным удовольствием. Потому что любители фантастики, которые часто бывают одновременно и писателями-фантастами, и критиками, и обозревателями фантастики - это очень сплоченные и очень увлеченные своим делом люди. И, наверное, нет другого литературного направления, в котором бы его авторы так часто собирались просто ради удовольствия увидеть друг друга, так хорошо друг друга знали и с такой увлеченностью обсуждали бы тексты друг друга. И мне кажется, это очень важно и значимо. Как правило, писатели - это одиночки. И для многих писателей естественно быть зацикленными на себе. У фантастов такое бывает очень редко, и для меня это очень приятно.

Вадим Артемьев:

Маленькие герои - это образы большой литературы. Вам не кажется, что в современном мире книжный мир мельчает?

Мария Галина:

Писатель Мария Галина на онлайн-конференции

Мне не кажется, что большая литература на самом деле так уж активно занималась маленьким героем. Мне кажется, что это мнение сложилось ошибочно. Большая литература занималась или людьми типическими, то есть обобщенными, либо тем, кого сейчас называют дауншифтерами, то есть романтическими маргиналами. Что касается маленького человека, обывателя, то, пожалуй, из всех классиков русской литературы он был интересен только Чехову. Сейчас ситуация примерно та же. И современная литература скорее старается искать нового героя, или типического героя, но очень мало интересуется обычными людьми. Потому что описывать их, как правило, очень сложно и нелегко. Мы всегда стараемся идти по пути упрощения, обобщения. Я не склонна считать, что есть какой-то водораздел между классикой и современной литературой. Современная литература и классика все время пересматриваются, подвергаются ревизии. То, что казалось значимым 20-30 лет назад, сейчас кажется неважным и устаревшим. То, что 20-30 лет назад казалось сиюминутным, стало классикой. И как дальше будет складываться образ человека нашего времени, кем он окажется выражен наиболее полно - мы сейчас не можем знать, потому что изнутри оценить значимость тех или иных текстов очень сложно.

Алехина Мария:

Вы комфортно чувствуете себя на различных публичных мероприятиях? Различные книжные выставки, литературные премии, на которые Вы довольно часто номинируетесь... Эта жизнь в литературном течении не утомляет? Или Вам лучше посидеть где-нибудь на природе, чем на всех этих "выходах в свет"?

Мария Галина:

Присутствие на всякого рода литературных мероприятиях – это отчасти обязанность человека, который занимается литературой не только как автор, но и как книжный обозреватель и журналист. Я сама человек довольно нелюдимый, и то, что на этих мероприятиях много моих знакомых и друзей – во многом облегчает мне довольно нелегкий процесс общения с людьми. Идеально, когда писатель освобожден от всяких текущих дел и занят собственно литературой. Но, как правило, эта ситуация и остается идеальной, потому что – я не скажу ничего страшно секретного, если скажу, что на литературные гонорары живет очень небольшой процент авторов. Все остальные так или иначе должны как-то зарабатывать себе на жизнь, и в этом смысле совершенно неважно, ходят ли они каждый день куда-то на службу либо ходят на тусовки и там решают литературные дела. Некий опыт показывает, что писатель, абсолютно освобожденный от всех текущих дел, пишет немногим лучше или немногим больше, чем человек, который замотан какими-то сиюминутными проблемами. Механизм, по которому у человека получается тот или иной текст, загадочен, как правило, и для самого человека. Если мы обратимся к истории мировой литературы, то мы с прискорбием и некой печальной иронией увидим, что ключевые для мировой литературы тексты создавались в тюрьме, как то – "Артуриана", или цикл о короле Артуре, или книги Сервантеса. И было бы полезно, но очень жестоко посадить лучших наших авторов на тюремную баланду с тем, чтобы они выдали тексты не меньшего уровня. Лучше пусть все останется, как было.

Андрей:

Премия "Большая книга", что это для Вас?

Мария Галина:

Я думаю, что для писателей моего ранга, то есть некоммерческих, тех, кто пишет по одной книге в 2-3 года - это лишний способ заявить о себе и выйти к читателю. Иногда кажется, что те читатели, которым могли бы быть интересны те или иные тексты, просто не знают об этих текстах. "Большая книга" с ее пиар-программой до какой-то степени помогает автору и читателю найти друг друга. И для меня это один из самых важных моментов во всей премиальной процедуре.

Дмитрий Волков:

Вам наверное уже надоел этот вопрос, но все же почему "Медведки"? Откуда они взялись изначально, на стадии ргождения замысла книги? Это какой-то навязчивый образ?

Мария Галина:

Я всегда мечтала написать книгу, которая называлась бы "Медведки", потому что медведка - очень страшное и противоречивое насекомое. Это подземный сверчок, который живет во мраке, в грунте, и ненавидим всеми садоводами за то, что он уничтожает корни растений. Но в этом подземельном мраке он поет, и если его извлечь на поверхность, то оказывается, что он еще и умеет летать. Поскольку в романе действуют некие очень смутные хтонические сущности, которые, выйдя на свет, оказываются совсем не такими, как они мыслились до этого, то мне показалось, что это будет удачным названием именно для этого романа. К тому же, как мне кажется, это название очень хорошо запоминается.

Николай Слащилин:

Вы есть в фейсбуке? Как Вы относительсь к повальному увлечению социальными сетями - как к бесполезной потере времени или форимированию мощного ресурса, в том числе и культурного?

Мария Галина:

Писатель Мария Галина на онлайн-конференции

Меня нет в Фейсбуке, я по старинке являюсь блоггером Живого Журнала, тысячником. В Фейсбуке я не регистрировалась сознательно, для того, чтобы не увязать в социальных сетях окончательно. Потому что, по моему опыту, стоит только начать, вылезти оттуда очень трудно. На то, чтобы просмотреть френд-ленту ЖЖ, у меня уходит около часа в день. Живой Журнал мне заменяет газету и все остальные СМИ, телевизор я не смотрю уже давно и газет не читаю. Поэтому Фейсбук для меня - опасность того, что время будет поглощено еще одним увлекательным, но очень навязчивым занятием. Зато свой блог в Живом Журнале я веду довольно регулярно, вывешиваю там новые стихи и всяческие мелкие бытовые заметки. Это блог частный, но открытый, подзамочных постов я принципиально не делаю, и общаюсь со всеми, кто туда приходит на огонек.

Наталья Власова:

Поздравляю с выходом в "Список финалистов" "Большой книги"! Вы видите смысл в идее литературных премий? Кроме материального вознаграждения - важно ли признание экспертов или все же мнение читателей важнее?

Мария Галина:

Как я уже сказала, смысл литературных премий - в составлении некоего рекомендательного списка для чтения, в выведении произведений, которые остались бы без внимания критиков и обозревателей, в зону этого внимания, и, грубо говоря, в раскрутке того, что этой раскрутки заслуживает. В условиях книжного рынка институт литературных премий является альтернативой коммерческой литературе, на которую издатели не жалеют рекламы, тиражей и книжных полок в магазинах. Это один из небольших шансов того, что литература более-менее высокого уровня пробьется к читателю. В этом смысле, выкладка финалистов "Большой книги" в свободный доступ, сопряженная с институтом читательского голосования - как мне кажется, очень полезная инициатива, потому что читатель может бесплатно ознакомиться с современными текстами и решить для себя, интересны или нет ему данные авторы. А уже потом тратить деньги собственно на бумажную или электронную версию той или иной книжки.

Надежда Федоровна Стоянова:

Уважаемая Марина Семеновна, Вы можете сказать, что в своих произведениях используете образ "маленького человека"? Как Вам кажется, в рамках сегодняшних реалий это сравнение для, скажем, того же прототипа, может показаться уничижительным? Или маленькие герои сохранили свое место в литературе?

Мария Галина:

Мне кажется, что современная литература отчаянно ищет не столько маленького человека, сколько нового героя. Эти поиски ведутся в самых разных направлениях, от героев-дауншифтеров до героев-менеджеров. И того, и другого в советской литературе не было. Однако в литературе конца 19-го века такие попытки уже нащупывались. Можно считать, что современная литература возрождает традицию, прерванную 70-ю годами советского режима. Тем не менее, как мне кажется, для меня такие поиски пока не очень убедительны, и героя, который был бы узнан и любим огромным количеством читателей, я пока не вижу. Хотя, безусловно, я могу ошибаться, и в каком-то из произведений этот герой уже появился, просто я о нем не знаю.

Алексей:

Вам приходится по работе сталкиваться с молодыми, действительно таланлтивыми писателями? И много ли среди молодежи графоманов? А как же быть настоящим талантам, например, в регионах, кто не может отослать свое произведение в модное московское издательство?

Мария Галина:

Писатель Мария Галина на онлайн-конференции

"Молодые таланты", с моей точки зрения, сейчас имеют гораздо больше возможностей для реализации благодаря тому же премиальному институту и современным медийным средствам. Я не верю в ту ситуацию, что молодой талант в "глубинке" сейчас заметно ущемлен, по сравнению с молодыми авторами из литературных столиц. Институт премии "Дебют", где существует открытый конкурс рукописей, ставит прямой своей задачей найти и помочь обнаружить себя и реализоваться молодым талантам из любой области земного шара, лишь бы они писали свои тексты на русском языке и на хорошем литературном уровне. Институт выкладки своих произведений в свободный доступ на любом Интернет-ресурсе, вплоть до собственного блога, позволяет молодому автору выйти к огромному количеству читателей, и тому есть примеры. Мы, в частности, можем вспомнить популярность Веры Полозковой, которая началась именно с ее личного блога в Живом Журнале. Поэтому, когда говорят о том, что молодой талант обязательно должен реализоваться только через традиционный издательский институт - мне кажется, это несколько старомодная точка зрения. Издателям нужны яркие и хорошие рукописи, и издатели активно занимаются поиском этих рукописей, в том числе на сайтах со свободной выкладкой. К сожалению, как мне кажется, заявление о том, что молодому литератору невозможно пробиться к читателю, является просто некоторой отмазкой и способом оправдать собственные литературные неудачи. Печатные институты не ограничиваются крупными издательствами и большими тиражами, особенно сейчас, когда кризис книгоиздания привел к тому, что средний тираж среднего автора в лучшем случае достигает 5 тысяч экземпляров. Еще раз хочу напомнить молодым авторам, что литература в современных условиях - скорее хобби, чем способ заработка, и излишне серьезно относиться к этому прекрасному, веселому, увлекательному, опасному и драматическому занятию вообще вредно.

Юрий Лебедев:

Свой роман "Медведки" Вы писали от имени мужчины,трудно было вживаться в роль, не боялись, что подловят на чем-то и не поверят в то, что это говорит и действует действиетльно мужчина?

Мария Галина:

Я понятия не имею, как чувствует себя мужчина. Но я и понятия не имею, как должна чувствовать себя женщина. Я могу только понимать, как чувствую и воспринимаю мир я сама. Чужая душа вообще потемки, и моя задача, когда я описываю любой персонаж, будь он женского или мужского пола, убедительно врать и заставить читателя при помощи определенных приемов как-то идентифицировать себя с данным персонажем. Любой писатель до какой-то степени шизофреник, страдающий раздвоением, а то и растроением личности, и до того момента, когда невидимые собеседники в его голове не скажут очередную реплику, сам автор не имеет никакого понятия о том, какой именно эта реплика будет. Именно непредсказуемость для самого автора поведения персонажей, порожденных его собственным воображением, до какой-то степени является гарантией хорошей книжки. Поэтому для меня было важно не только убедительно показать мужчину, и не столько убедительно показать мужского персонажа от первого лица, сколько показать, что этот персонаж - живой, дышащий, ранимый и сомневающийся человек. Дальше сам читатель в процессе чтения романа достраивает персонажу некие качества, которые, как ему кажется, нужны и необходимы. Чтение романа - это всегда сотрудничество писателя и читателя. Иногда это получается, иногда - нет.

Елена Григорьевна Самойлова:

Уважаемая Мария, спасибо Вам огромное за Ваши книги, за Ваш юмор, за Ваш прекрасный язык. Желаю Вам удачи с Большой книгой! Скажите, какие у Вас дальнейшие планы, скоро ли ждать новый роман? Желаю и ему попасть во все премиальные списки!

Мария Галина:

Сейчас в одном из издательств у меня выходит сборник рассказов, который называется "Куриный бог". Часть этих рассказов была опубликована в разных журналах, но никогда не выходила к читателю в книжном формате. Обычно, по крайней мере применительно ко мне, рассказы каким-то образом соприкасаются с темами прежних или будущих романов. Поэтому сейчас я очень надеюсь сесть за следующий большой текст. Но написание крупной вещи – процесс очень сложный, неприятный и болезненный, потому что думать и работать для любого человека – состояние неестественное и неприятное. И как правило, человек старается всеми возможными способами этого состояния избежать. Поэтому, сила воли и дисциплина, как это банально ни звучит, для писателя – очень важное качество. Еще одно важное для писателя качество – это то, что мы в быту называем графоманией, то есть врожденная потребность сочинять тексты. К сожалению, я не графоман в хорошем смысле этого слова, и пишу очень трудно.

Наталья:

Расскажите, пожалуйста, что Вас привело в фантастику? Ведь это довольно специфический жанр, писать приходится о том, чего вообще не может быть, но так, чтобы все поверили в то, что оно есть? С чем связана такая любовь к фэнтези? И с чего она началась?

Мария Галина:

Со времен начала существования литературы в том виде, в котором мы ее знаем, фантастика была основной ее разновидностью. Другое дело, что люди, сочиняющие эту литературу, не подписывали ее ярлычком "фантастика". Когда Гомер описывал путешествие Одиссея, он, разумеется, не предполагал на полном серьезе, что Одиссей сталкивался с теми замечательными приключениями, которые до сих пор всячески интерпретируются в кино и в литературных текстах. Фантастика всегда была очень важным и значимым инструментом для описания мира. Реалистический роман, в том плане, в котором мы сейчас его воспринимаем, появился гораздо позже. К тому же я убеждена, что реализма как такового тоже не существует, поскольку все описанные события мы воспринимаем через призму воображения писателя. Иными словами, любое реалистическое произведение, если оно сюжетно выстроено и полно романных совпадений и завязок, развязок и кульминаций, тоже до какой-то степени фантастика. Собственно жизнь течет совсем по-другому. При таком раскладе сочинять фантастику гораздо честнее и убедительнее, чем пытаться сконструировать как бы реалистический роман. К тому же хорошая фантастика является метафорой своего времени в гораздо более полной мере, чем этой метафорой являются реалистические произведения. Повести Стругацких выразили свое время гораздо более полно и информативно, чем сопутствующие им произведения авторов-реалистов. Роман-антиутопия Оруэлла "1984" является гораздо более полным выражением всех разрушительных идей 20-го века, чем любой реалистический текст на эту тему. Поскольку я, помимо написания прозы, занимаюсь еще и поэзией, то, как мне кажется, фантастика и поэзия, будучи полной метафорой окружающего мира, с двух сторон описывают этот мир гораздо полнее и достовернее, чем находящаяся где-то посредине реалистическая литература.

Заключительное слово, Мария Галина:
Я очень благодарна тем, кто задал мне эти вопросы, среди этих вопросов было несколько очень важных и интересных для меня. Мне кажется, что возможность сформулировать ответы на эти вопросы для автора значит даже больше, чем для тех, кто эти вопросы ему задавал. Мы все учимся понимать друг друга. Для этого существуют самые разные средства, в том числе литература, а в условиях современных коммуникаций – еще и система обратной связи, которой была лишена вся предшествующая литература. Как мне кажется, сейчас литература перешла в область ее естественного бытования, когда читатель и рассказчик историй имеют возможность поговорить напрямую. Так, как когда-то раньше, когда рассказчик историй приходил к своим слушателям, подсаживался к костру, делил хлеб и вино со своими читателями, и рассказывал им то, что он придумал вчера или десять лет назад. Как мне кажется, онлайн-интервью очень похоже на эту почтенную и древнюю традицию, и я очень хочу, чтобы эта традиция продолжалась и дальше.

 

Мнение участников конференции может не совпадать с позицией редакции.

Мнение участников конференции может не совпадать с позицией редакции