О медиагруппе |Продукты и услуги
Онлайн конференция

"Малая земля": история литературного подлога

Сегодня уже нет никаких сомнений в том, что знаменитая трилогия "Возрождение", "Малая земля" и "Целина", была написана не Леонидом Брежневым, а коллективом известных в то время журналистов ведущих СМИ. Кто был инициатором создания для генерального секретаря имиджа литературного творца? Как отблагодарил Брежнев своих, так называемых "меморайтеров"? Что правда, а что ложь в книгах трилогии? Об этом и не только рассказал историк Рой МЕДВЕДЕВ во время конференции, которая проходила в рамках проекта "Осторожно, история!"
Вступительное слово , Рой Медведев :
Я готов ответить на вопросы, которые касаются Леонида Ильича Брежнева, любой его деятельности, потому что я автор книги и биографии о Леониде Ильиче Брежневе. Книга называется "Личность и эпоха". И уже по названию видно, что личность, вероятнее всего, не соответствует эпохе и требованиям, которые предъявлялись тогда лидеру такой великой страны как Советский союз. В биографии у меня излагается жизнь Брежнева с самого начала жизни до смерти. Но ваши вопросы касаются только одного периода жизни Брежнева, и я готов на них ответить, насколько это возможно, потому что есть вещи, которые до сих пор еще не известны историкам.

Ответы на вопросы
Григорий:

Зачем из этих книг делали икону? Зачем заставляли изучать в школе?

Рой Медведев:

Это была характерная черта всего периода Советского союза. Потому что вся идеология Советского союза была простроена на обожествлении вождей. Для советских людей в какой-то мере непререкаемым авторитетом был Ленин, и книги Ленина изучались в университетах, в институтах, работы Ленина изучались. Еще больший культ личности был вокруг Сталина. И все книги Сталина, все его работы, вопросы ленинизма или вопросы языкознания, не важно, что он написал, они изучались в школе. Из них делали учение Сталина. Учение Ленина-Сталина было главным предметом общественных наук в школах и вузах. Попытались сделать икону из некоторых выступлений Хрущева – не получилось. Также пытались сделать икону и из некоторых выступлений, брошюр, книг, которые приписывались Брежневу, который вообще сам по себе ничего писать не мог литературного и читать даже не любил. Но, тем не менее, надо было представить его в виде интеллектуала, человека, способного писать книги, интересные книги. Эти книги надо было изучать в школе. Это характерная черта режима.

Марина Лухич:

Ваша оценка литературной и художественной ценности этой трилогии?

Рой Медведев:

Это такое не совсем низкопробное, но среднее по своим достоинствам литературное произведение. Эта трилогия касалась не только военной биографии Малой земли, а работ Брежнева на целине, всего того, что он сделал еще до того, как он стал Генеральным секретарем ЦК партии. Потому что делали эти книги журналисты, публицисты, работники идеологического аппарата ЦК партии, консультанты. Не было какого-то одного автора у этих книг. Это был коллективный труд, который проверялся, перепроверялся, переправлялся. И это добротно сделанная публицистическая литература. Никаких особых литературных достоинств, конечно, эти книги не имеют, но и сказать, что они совсем неинтересны или совсем плохо сделаны, тоже нельзя. Это достаточно хорошая публицистика.

Виктор:

Рой Александрович здравствуйте, Какую роль в судьбах нашей страны сыграла эпоха Брежнева и его уход из жизни?

Рой Медведев:

Эпоха Брежнева не сыграла большой положительной роли в истории нашей страны. Потому что страна нуждалась в реформах. После Сталина и после Хрущева страна нуждалась в продуманных, разумных реформах, в том, что мы сегодня называемо модернизацией. Тогда такого слова не было. Эти реформы пытался проводить Хрущев. Он проводил их бессистемно, хаотично, поспешно. И они были неудачными, нужно было проводить глубоко продуманные, спокойные, но глубокие реформы. Без этого страна теряла свою прочность. И Брежнев этих реформ не проводил. Его лозунгом была стабильность. Достаточно сказать, что за десять первых лет руководства Брежнева с 1964 до 1974 года ни один ответственный работник не потерял свой пост. Брежнев не менял кадры. Не менялся состав Политбюро, не менялся состав ЦК партии. Потом начались перемены, но диктуемые личными конфликтами. Поэтому эпоху Брежнева потому мы и называем эпохой застоя. Какое-то развитие было экстенсивное. Экономика развивалась, нефтяная промышленность развивалась. Люди жили спокойно. На не очень высоком, но и на не очень низком уровне жизни, потому что уже получали пенсию, уже были сравнительно умеренные, но достаточные для жизни зарплаты. Это было спокойное время, но время, в котором отсутствовали реформы. И поэтому оно губительно сказалось после, когда начались поспешные реформы и страна распалась. То есть, Брежнев не упрочил страну. И историки его эпоху будут рассматривать прежде всего с негативными оценками.

Светлана:

Скажите, пожалуйста, можно ли назвать брежневское чрезмерное пристрастие к наградам и лести патологией? С какого момента, по-вашему, наметился крен в эту сторону у Леонида Ильича?

Рой Медведев:

Конечно, это патология. И я уже тогда смотрел все новости, читал газеты, я работал в области педагогики до 1980 года, и, конечно, весь народ смеялся. Это рассматривалось как такая определенная патология, не слишком опасная для страны. Брежнев был человеком в принципе добрым. И когда ему приходилось разрешать какие-то конфликты, как-то связанные с диссидентами, он всегда был за умеренное решение. И потому Солженицына выслали за границу, а не в Якутию, потому Сахарова долгое время терпели, его высказывания, а потом сослали в Горький, опять-таки не на Колыму. То есть, он был, скорее, за мягкие и спокойные решения. Но его страсть к наградам, конечно, носила патологический характер. Потому что это было необъяснимо, непонятно, и вызывало определенный ропот даже, например, среди ветеранов Отечественной войны. Брежневу четыре раза присваивалось звание Героя Советского союза. Не во время войны, во время войны он получил как раз очень мало орденов. И ему было неудобно, он был генералом в конце войны и имел всего четыре ордена. У других молодых генералов было гораздо больше наград. Но потом он возместил это невероятным потоком наград, радовался каждой награде, как мальчик. Получил Орден Победы, который присваивался только полководцам. Брежнев во время войны был полковником, а не был полководцем, он был политработником. Ему присваивалось огромное количество наград за границей. То есть, любой визит Брежнева за границу сопровождался присвоением ему разного рода наград. Он рассматривал это как необходимый ритуал при посещении заграницы. Это, конечно, была патология.

Павел Телешко:

Всегда было интересно, сколько наград вообще было у Брежнего? Сколько из них за военные подвиги?

Рой Медведев:

За военные подвиги или за военные заслуги, подвигов у него не было, а заслуги некоторые были, за военные заслуги он получал во время войны. У него было два Ордена Красного Знамени, один Орден Красной Звезды и один Орден Богдана Хмельницкого за освобождение Украины. Во время войны и за военные заслуги он получил четыре ордена. Это было достаточно или достойно. Но у других молодых генералов, я уже говорил, а Брежнев получил генеральское звание в конце 1944 года, у других наград было больше. И когда Брежнев шел на Параде Победы, он участвовал в Параде Победы, то на его груди было четыре ордена или четыре орденовских планки. А потом награды посыпались на него как из рога изобилия. Это уже были награды не за военные подвиги. Непонятно за что, потому что героических поступков у него не было, и звание Героя Советского союза он не заслуживал. Но награды шли к нему. И общее количество наград было где-то между 150-200. Я точно эту цифру назвать не могу, и никто не может назвать, потому что было много иностранных наград, которые он уже не надевал на свой мундир. Они не могли поместиться, их надо было бы тогда вешать на спине, а это невозможно, не полагается по статусу. Он их все повесить на свой китель не мог, он вешал туда только советские награды. А было много зарубежных наград, крупных орденов. Когда его хоронили, несли ордена на подушечках, а иностранные ордена, насколько я помню, не несли, потому что даже советские ордена несли за его гробом, на каждую подушечку вешали 3-4 ордена, потому что иначе было невозможно. Это, конечно, была патология.

Олег:

Малая земля… Почему она "малая"?

Рой Медведев:

Малая, потому что она была малая по территории. Это был десант, нужно было захватить плацдарм на берегу Черного моря, недалеко от Новороссийска. Планировалось два десанта. Один десант основной, крупный, а другой демонстративный, так всегда делают военные, чтобы противник не знал, где идет основной десант, чтобы сопротивление было рассредоточено. Но большой десант не удался из-за погоды, и высадилось очень немного моряков под Новороссийском на главном десанте. А малый десант, который был демонстративным, наоборот, удался. И была захвачена территория сначала в десять, а потом она расширилась до тридцати квадратных километров. В условиях войны это небольшая территория. Она целиком покрывалась огнем вражеской артиллерии. И это был малый кусочек советской земли, из всего оккупированного немцами. Новороссийск тогда находился в их руках. То есть, она называлась "малая земля", потому что шла война, большая часть Кубани была оккупирована немцами, шли тяжелые бои за Краснодар, потом за Таманский полуостров. А здесь, западнее, на побережье Черного моря был захвачен небольшой кусочек советской земли в тридцать квадратных километров, который обороняли от врага. Здесь поставили знамя Советского союза. И она была малая. Было там не так много войск, примерно 6-7 бригад морской пехоты или десантных войск. Это был небольшой клочок советской земли, который нужно было оборонять.

Ростислав:

Брежнев был участником войны, по-настоящему дрался за Родину. Почему "историки" умаляют его роль человека, воевавшего с врагом? Вот у меня дед, простой крестьянин, погиб в Новгородской области, но ведь он тоже воевал за Отчизну. Воевал, и погиб… Я к тому, что и Брежнев, и мой дед – солдаты, а не тыловые крысы, прятавшиеся за спинами других.

Рой Медведев:

Понимаете, был, конечно, участником войны. Но что значит по-настоящему дрался за родину? Брежнев был политработником, он не был боевым командиром, он не находился на передовой. Он был начальником политотдела 18-й армии. Политотдел это такая организация, которая руководит комсомольскими, партийными организациями, принимает в партию, иногда выезжает на фронт для вручения орденов. Брежнев выезжал на фронт на один-два дня. Такое представление, что он находился среди бойцов Малой земли. Нет. Он два раза туда приезжал на военном судне, это, конечно, было связанно с опасностями, и один раз он даже был выброшен снарядом за борт, потерял сознание, моряки втащили его обратно на корабль. Он дважды выезжал на Малую землю, но на Малой земле он не сражался. В боевых порядках он не находился, потому что он и не обязан был находиться. Он был полковником политотдела и в его функцию не входили боевые операции. Его назвать солдатом в прямом смысле слова нельзя. По положению политотдел находился во втором эшелоне армии, не на передовых позициях. Это никак не умаляет его заслуг, потому что и в политотделе надо работать, и во втором эшелоне надо работать, и в тылах надо работать, солдат надо кормить, вооружать, но попытка представить его как человека, который напрямую воевал, держал в руках автомат, это вызывает возражение.

Ангелина:

Имеют ли художественную ценность книги, посвященных Малой земле?

Рой Медведев:

Я уже отвечал на этот вопрос. Это добротная публицистика. Дело в том, что Малая земля вызвала ряд художественных произведений. Была написана, например, хорошая художественная повесть писателя Георгия Соколова, так и называлась "Малая земля". И там гораздо подробнее, чем в книге, которая имеет автором Брежнева, описана эпопея Малой земли, как она начиналась, как она шла. Два раза там в эпизодах появляется и Брежнев, начальник политотдела, "худой, красивый полковник". Это обычная боевая повесть, она не имеет особенной художественной ценности, но имеет определенную историческую ценность для историков, потому что это подробно описанная эпопея боев на Малой земле. Повесть Брежнева или его соавторов "Малая земля" особой художественной ценности не имеет. И даже историческую ценность она имеет очень приблизительную, потому что она выпячивает роль Брежнева, и достаточно сказать, что примерно десять человек за бои на Малой земле были удостоены звания Героя Советского союза, в том числе и командовал этой операцией майор Куников, он тоже получил звание Героя Советского союза, и никто этих людей не знает. Их имена не упоминались в газетах, их имена не известны стране. А имя Брежнева, который не вел никаких боевых действий, оно прославлялось именно в связи с Малой землей. Это в определенной степени несправедливо, и это, конечно, раздражало реальных участников этих сражений.

Виктор Алексеев:

Мало кто поименно знает коллектив авторов, писавших "Малую землю". Насколько известно, например, среди автором был известинец Аграновский, значимая фигура отечественной советской журналистики. А ведь многие могли отказаться писать "за Брежнева". Получается, почти все люди с громкими именами своим молчанием строили "застой"?

Рой Медведев:

Никто не мог отказаться от такого поручения. Писатель Аграновский имел отношение к написанию "Малой земли". Но не он один. Это был коллектив авторов, фамилии которых не раскрывались. Аграновский сам как-то сказал своим друзьям, что он принимал участие в написании "Малой земли". А так коллектив авторов скрывался. Люди получали высокую оплату, гонорар был огромный. Некоторые из тех, кто помогал писать не только "Малую землю", но и повесть "Целина", это были провинциальные писатели, они могли получить квартиру в Москве. То есть, эта работа вознаграждалась так щедро, что по тому времени никто не мог отказаться от ее выполнения, и не только по политическим или партийным соображениям, но и просто по материальным соображениям. Вам предлагается огромная оплата за сравнительно скромную работу. Да, Аграновский участвовал в этой работе, но он единственный.

Анна Шах:

Сколько изданий выдержала "Малая земля", сколько составил общий тираж этого произведения?

Рой Медведев:

Этого я вам не могу сказать, я могу сказать только, что очень много. Издавалась "Малая земля" и другие такие же брошюры, про целину ежегодно большими тиражами. Поскольку их надо было изучать в старших классах в школе, то я думаю, что не меньше одного миллиона экземпляров выходило каждый год. Потому что все должны были читать, по системе политического партийного просвещения все должны были читать эту книгу. Она издавалась каждый год, так что тиражей было много. Последний тираж был на следующий год после смерти, 1983. И больше не издавалась эта книга. Таким образом, миллионы экземпляров. Каждый школьник старших классов должен был иметь эту книгу у себя.

Владимир:

Малая Земля - это такой небольшой плацдарм на берегу моря, у подножья горы Мыс Хака в пригороде Новороссийска, и в феврале 1943 года наши части – по-моему, черноморская группа войск Закавказского фронта высадила там десант. Собственно говоря, 7 месяцев просуществовал этот плацдарм, эта Малая Земля. Смысл этой операции и как она проходила?

Рой Медведев:

Смысл любой такой десантной операции – отвлечь силы противника. Готовилось общее наступление на Краснодар, на Новороссийск, надо было освободить все Черноморское побережье от немцев. И вместе с фронтальным наступлением с востока и запада нужно было готовить и тыловые операции, то есть, в тылу немцев высадить несколько десантов, чтобы отвлечь их силы и разгромить их со всех сторон. Эта операция имела военный смысл. Она не была достаточно успешной, потому что основной десант не удалось высадить, и Малая земля была единственным плацдармом в тылу у немцев. Но, тем не менее, конечно, она осложняла жизнь фашистам, и они предприняли по крайней мере не меньше десятка попыток уничтожить этот плацдарм, скинуть матросов и солдат в море. Им это было как заноза. Там были очень крупные группировки у немцев, и эта Малая земля им мешала. Смысл этой операции как всякой десантной операции отвлечь силы противника, окружить его и облегчить разгром.

Наталья:

Какие самые невероятные мифы вы слышали про Брежнева?

Рой Медведев:

Особых больших мифов не было. Но если говорить о военной операции, то мифы возникали про его поездку на Малую землю. В повести и воспоминаниях старожилов говорилось, что один снаряд попал в небольшое десантное судно, на котором находился Брежнев, Брежнева выбросило в море, он потерял сознание от контузии, и его в бессознательном состоянии моряки вытащили на борт судна и привели в чувства. А в последующих описаниях уже было совсем по-другому: что Брежнев был выброшен взрывной волной в море, и он не только сам поднялся на борт судна, но и спас нескольких моряков. Конечно, Брежнев не спасал моряков, моряки спасли его. Были легенды, что он в одной из атак, когда немцы прорвались к штабу армии, он лег за пулемет и поливал немцев огнем, уничтожив несколько врагов или даже несколько десятков немцев. Это тоже легенда. В воспоминаниях этого эпизода нет, этот эпизод записан с рассказа самого Брежнева. Были легенды о непосредственном участии Брежнева в боевых операциях. Это легенды. Никаких других особых легенд не было и в последующее время. Мы видели Брежнева на телевидении, мы видели, что он в последние десять лет был больной человек. Анекдотов было великое множество. Может быть, анекдоты можно считать легендами. Но особых легенд не было. Я во всяком случае не помню.

Иван:

До появления книги Л.Брежнева "Малая земля" и до того, как советский народ узнал о подвиге наших солдат на этом кусочке земли, и то только потому, что там был Л.Брежнев, о Малой земле никто не знал – это была неизвестная страница Великой Отечественной, Второй мировой войны. Может быть, если бы там не было Брежнева, и до сих пор это никто бы и не узнал - не узнал в таких широких масштабах?

Рой Медведев:

Это отчасти верно. Но это не была неизвестная страница Великой Отечественной войны. Она упоминалась в книгах по истории Великой Отечественной войны. Я уже говорил, что даже повесть была написана писателем Георгием Соколовым "Малая земля". Просто таких операций было много. Это была одна из нескольких тысяч десантных операций, которые производились во время Отечественной войны. В Крыму были гораздо более крупные и более кровопролитные десантные операции. Под тем же Новороссийском основная операция должна была произойти в другом месте. Она была неудачна, сопровождалась большими жертвами с обеих сторон. Масса десантных операций проводилась на других озерах, реках, на севере страны. Такого рода десантных операций было тысячи. И, конечно, только то обстоятельство, что Брежнев в ней участвовал, только это обстоятельство послужило такому широкому знанию нашему о Малой земле. Были даже музеи Малой земли и музеи 18-й армии. Два музея были созданы в честь 18-й армии. Это, конечно, была достойная, сильная армия, но многие армии имели более богатый боевой опыт. Поэтому, конечно, тут есть для историка явное несоответствие масштабов самой операции и того, что о ней написано и сказано. Это связано с тем, что сам Брежнев принимал в этом участие. Это было несправедливо, но это была обычная для того времени история. И те операции, в которых Хрущев принимал участие, тоже во времена Хрущева расписывались. Те операции, в которых участвовал Андропов, партизанское движение в Карелии, тоже начали освещать более подробно, чем партизанское движение в других местах. Это обычное дело для советской истории.

Михаил:

Можете ли Вы привести примеры подобного литературного подлога с другими лицами государственного масштаба? Насколько распространено данное явление?

Рой Медведев:

Это было характерно для всего периода советской истории. Начиналось это со Сталина. Все военные операции Гражданской войны, в которых принимал участие Сталин, потом раздувались до невероятных масштабов. И Ворошилов написал даже книгу "Сталин и Красная Армия". Все военные операции, хотя Сталин не был военным, не участвовал в боях непосредственно, а участвовал в основном в планировании, все они преувеличивались и излагались потом с выпячиванием фигуры Сталина. Также было со всеми военными операциями, в которых участвовал Буденный. Это была обычная практика. По двум войнам – Гражданская война и Отечественная война – выпячивались те операции, в которых принимал участие главный лидер страны. Это было частью легенды, частью его авторитета.

Яков Андреевич:

Сейчас очень модным и правильным считается ругать времена "застоя". А вы как человек, живший в те времена, не испытываете ли ностальгию?

Рой Медведев:

Нет, я ностальгию не испытываю. Конечно, времена застоя это времена застоя. Потому что я все-таки понимал, что реформы необходимы. Реформы необходимы в той области, в какой я работал, в области образования. Реформы были необходимы в экономике. Этих реформ не проводилось. Но, тем не менее, это было спокойное время. Не для меня лично, потому что я участвовал в правозащитном, диссидентском движении, подвергался преследованиям. Но для простых людей это было спокойное время. И многие испытывают ностальгию, потому что последующие времена были гораздо более тяжелыми во всех смыслах, особенно в материальном отношении. Потому что и при Горбачеве и после распада Советского союза простые люди жили гораздо хуже, чем они жили во времена Брежнева. И это, конечно, вызывает у людей ностальгию.

Заключительное слово , Рой Медведев :
Моя обязанность как историка писать о лидерах. Мы, историки, времен не выбираем, мы описываем и светлые периоды, и героические страницы нашей истории, и страницы, которые вызывают огорчение, у нас выбора нет. Все, что происходит в мире, все, что происходит в нашей стране, попадает в конце к нам, историкам, и мы должны это анализировать, излагать, объяснять молодым людям. Я стараюсь по мере сил это делать.

Мнение участников конференции может не совпадать с позицией редакции

Спикеры

  • Рой МедведевИсторик