О медиагруппе |Продукты и услуги
Онлайн конференция

Изменение климата: что это означает для России и каждого из нас

ООН логотип
Рост температуры воздуха, повышение уровня океана, эрозия берегов, таяние льдов – все это может угрожать существованию растений и животных, здоровью и жизни людей. Тот факт, что климат Земли меняется, уже не вызывает сомнений. Потепление в России происходит даже быстрее, чем в среднем на планете. Выводы ученых указывают на причастность человека к происходящим процессам. Об этом пойдет речь на Конференции ООН по изменению климата в Копенгагене 7-18 декабря. Меняется ли климат? Хорошо это или плохо для России? Как это влияет на жизнь россиян? На эти и другие вопросы ответили руководитель российской климатической программы Всемирного фонда дикой природы (WWF России) Алексей КОКОРИН, видный российский ученый, член-корреспондент РАН Виктор ДАНИЛОВ-ДАНИЛЬЯН и член Международной рабочей группы по делам коренных народов (ИВГИА) Ольга МУРАШКО.
Вступительное слово, Виктор Данилов-Данильян :
Уважаемые участники! UNDP и РИА «Новости» проводят нашу виртуальную встречу, посвященную проблеме изменения климата, в преддверии конференции в Копенгагене. Цель этой конференции – договориться о том, какие меры мировое сообщество будет принимать для противодействия изменению климата. Такие меры необходимы, поскольку перестройка климата ничего хорошего нашей цивилизации не принесет. Как всегда, основным препятствием для достижения глобальных соглашений выступают локальные экономические интересы – они различны у разных стран, и поиск компромисса, который на самом деле нужен всем, – дело непростое. Давайте рассматривать нашу встречу как маленькую модель Копенгагенской конференции: попробуем здесь достичь взаимопонимания, тем более, что, в отличие от участников конференции, наши экономические интересы по данной проблеме вряд ли различаются.

Вступительное слово, Алексей Кокорин:
Климат менялся и будет меняться всегда, это известно. Но дело в том, что последние лет 20 он в основном меняется из-за человека. Антропогенное усиление парникового эффекта перебивает всае естественные факторы с запасом. Причем немедленно выбросы парниковых газов не остановить. А значит, изменения будут нарастать. Сейчас они еще невелики. Но нас должно заботить не то, что происходит сейчас, а что будет происходить через 20 или 50 лет, и как это предотвратить, насколько это возможно.

Вступительное слово, Ольга Мурашко :
Проблема потепления климата достаточно широко обсуждается, но проблемам коренных народов в связи с потеплением уделяется мало внимания, особенно в нашей стране. На международной конференции в Копегагене, которая открывается 7 декабря, эта тема прозвучит, но, к сожалению, будут говорить про коренные народы Канады, Гренландии, но не России. Поэтому хотелось бы, чтобы эта проблема изучалась и у нас. Тем более, что у коренных народов есть и свои наблюдения, связанные с изменением климата, так как лучше из никто не видит, что происходит сейчас на Севере, и есть свои стратегии адаптации к этим изменениям.

Ответы на вопросы
Сергей:

Мы слышим в основном о том, как человек влияет на климат, и как потепление скажется на нашей цивилизации. А как потепление повлияет на животный мир, особенно в арктических районах?

Виктор Данилов-Данильян :

На животный, да и на растительный мир, на все живые организмы изменения климата повлияют отрицательно. Каждый биологический вид, каждая популяция, каждое сообщество организмов приспособлены к жизни в тех условиях, в каких они обитают. Потепление вызовет географическую перестройку биосферы, но дело не ограничится только географией, так как территории, куда «переместится» привычный климат, будут в большинстве случаев иметь отличия от тех, откуда данный климат «ушел» – вместо гор равнина или наоборот и т.д. Эти отличия обусловят и нетождественность самого климата – при «перемещении» он тоже поменяется, скажем, температура и ее посезонное распределение будут как прежде, но другим станет режим осадков и пр. Это вызовет множество (может быть, сотни и тысячи) перестроек экосистем, биосфера будет искать новое равновесие, а процесс такого поиска неизбежно сопровождается большими потерями, даже если в конечном итоге приводит к в чем-то лучшей ситуации, чем прежде. И длительность этого процесса перестроек – не одно тысячелетие. Что касается Арктики, то там изменения будут самыми значительными, поскольку в высоких широтах климат меняется сильнее, чем в низких (это, кстати, полностью соответствует парниковой модели и не объясняется другими моделями).

Алексей Кокорин:

Алексей КОКОРИН

Всемирный фонд природы, где я работаю, много работает в Арктике, особенно на Чукотке. Наглядно видно: изменились пути миграции моржей, медведей, много медведей гибнет при штормах, поскольку нет льда, они попадают в открытую воду. Пришлось даже создать специальные бригады, медвежий патруль, который защищает фактически и медведей, и человека. То есть уже есть места в Арктике, где эти изменения очень зримые и, к сожалению, негативные.

Александр:

В России только что вступил в силу закон об энергосбережении. Какую роль энергосбережение может сыграть в борьбе с изменениями климата?

Виктор Данилов-Данильян :

Лучшее, что может сделать человек для снижения рисков, связанных с глобальным потеплениям, для противодействия изменениям климата, – энергосбережение и лесовосстановление. Всякая экономия энергии в конечном счете приводит к снижению выбросов углекислого газа в атмосферу, содействует уменьшению его концентрации в атмосфере, следовательно, сокращению парникового эффекта и замедлению потепления.

Юлия:

Сегодня в качестве главной меры борьбы с изменением климата выдвигается сокращение выбросов СО2. Но на человеческую деятельность приходится не самая большая часть (процентов 20, по-моему) углекислого газа, который поступает в атмосферу. Почему тогда считается, что уменьшение выбросов промышленности на какие-то проценты от этой доли сможет оказать влияние на глобальные климатические процессы?

Виктор Данилов-Данильян :

А почему совсем маленький по объему (с кулак) и по проходящему через него энергопотоку регулятор Уатта управляет давлением пара в огромной паровой машине с котлом в несколько кубометров? А почему программа в теперь уже совсем небольшом персональном компьютере почти без затрат энергии может управлять прокатным станом или электросталеплавильной печью? Регулятор всегда мал в сравнении с регулируемой системой. А климатическая система – регулируемая, регулятор для нее – система живых организмов (прежде всего океанический фитопланктон, потом – леса), и регулирование ведется по отклонениям. А несколько процентов от 20 процентов – гигантское отклонение! Все биогенные циклы замыкаются в биосфере с огромной точностью. И учтите, что из-за человеческой деятельности этот регулятор подорван, более 40 процентов лесов – уничтожены, и ждать «подвигов» от подорванного регулятора можно только по недомыслию.

Алексей Кокорин:

На человека приходится очень малая доля потока СО2 в атмосферу, всего 3%. Но именно эта доля привела к росту концентрации в атмосфере на 30%. Это доказано изотопным и коррелляционным анализом. То есть это наглядный пример того, как небольшие изменения могут спровоцировать значительный эффект, рост концентрации.

Дарья:

Ученые заявляют, что, по последним исследованиям, к 2100 году уровень мирового океана поднимется на 1,4 метра, а это приведет к исчезновению целых островных государств и подтоплению многих приморских городов. Верите ли вы в такие прогнозы?

Виктор Данилов-Данильян :

1,4 метра – это далеко не самый пессимистический прогноз. А насчет веры, то для научных выводов и рекомендаций это слово не вполне подходящее. О своём отношении к этой проблеме скажу так: мне представляются весьма правдоподобными прогнозы, согласно которым уровень океана к концу века поднимется не менее чем на 1,4 метра. Да и другие негативные последствия изменений климата грандиозны, следовательно, огромен риск, которому человечество подвергает себя своей экологической безответственностью. Поэтому затраты, которые даже самые смелые аналитики предлагают произвести для противодействия этим изменениям, кажутся мне пренебрежимыми в сравнении с возможными потерями в результате климатических и иных экологических изменений.

Алексей Кокорин:

1,4 метра - не самый пессимистический, но и не самый оптимистческий прогноз. Более вероятно - "всего" 1 метр. Но для многих стран и прибрежных городов это много. Вспомните наводнение в Санкт-Петербурге. К тому же этот метр будет складываться с большим количеством штормов, ветров, нагонных явлений. Именно поэтому речь идет о переселении десятков миллионов людей из низменных районов Земли.

Олег:

Говорят, что важно удержать глобальное потепление в пределах 2 градусов. Почему именно на 2 градуса?

Виктор Данилов-Данильян :

Потому что при глобальном потеплении не более чем на 2 градуса есть надежда, что не наступит радикальная перестройка биосферы, что изменения в ней будут скорее количественными, чем качественными.

Алексей Кокорин:

Именно 2 градуса - тот предел, после которого резко усиливается дефицит пресной воды. Если 2 градуса - дефицит для полумиллиарда человека, то при 3,5 градусах - 3,5 млрд. человек. Почувствуйте разницу. Имеются в виду те миллиарды людей, которые будут жить в середине века, то есть из предполагаемых 9 миллиардов человек.

Вячеслав:

Оказывает ли влияние изменение климата на жизнь северных народов сегодня (традиционные промыслы: оленеводство, охота и так далее)?

Виктор Данилов-Данильян :

Конечно, оказывает. Одно из самых зримых (со спутников видно) и ярких проявлений потепления – отступание к северу границы между лесотундрой и тундрой. Весьма вероятно, что к концу века тундры (кроме горной) вообще не останется. А соответственно, ни оленей, ни традиционных объектов охоты.

Ольга Мурашко :

Ольга МУРАШКО

В добавление к тому, что уже сказано, что это произойдет к концу столетия, надо сказать, что коренные народы страдают от изменения климата уже сейчас. Старадает их традиционное хозяйство. Самое страшное для оленеводства - это гололед. То есть либо ранние заморозки без снежного покрытия, либо первый снежный покров, который растаял, и произошел гололед. Тогда гибнут от голода тысячи оленей, и это происходит сейчас в Ямало-Ненецком АО. Но важен сейчас также и антропогенный фактор, это освоение северных территорий для добычи нефти и газа. Изменения климата, как известно, были и в прошлые эпохи, и коренные народы выработали свои стратегии. Из археологии нам хорошо известно, что во времена потепления коренные народы переходили от оленеводства к морскому зверобойному промыслу и прибрежному рыболовству. Еще в 20-м году были поселения ненцев на Новой земле, которые занимались только морским зверобойным промыслом. Но сейчас, к сожалению, они во многих районах Арктики будут лишены такой возможности. Потому что во многих прибрежных территориях осуществляется добыча нефти и газа, проложены трубопроводы поперек маршрутов кочевки, и те места традиционного зверобойного промысла, которые были доступны в 20-е годы, сейчас уже недоступны. Ну, а загрязнение таких рек, как Печора в европейской части и некоторых других привело к тому, что количество рыбы, заходящей в эти реки, также уменьшается. Поэтому получается так, что не коренные народы виноваты, но пострадают они в большей степени.

Максим:

Есть точка зрения, что потепление выгодно для нашей страны, так как более мягкий климат позволит более интенсивно вести освоение северных территорий. Ведутся ли какие-то исследования на эту тему?

Виктор Данилов-Данильян :

В объеме, соответствующем серьезности отмеченной Вами проблемы, исследования не ведутся. С северными территориями для начала будет много неприятностей в связи с деградацией вечной мерзлоты – будут разрушаться возведенные на ней сооружения, особенно дорого это ударит по трубопроводам. Надеяться, что будут более благоприятные условия для сельского хозяйства, тоже не стоит. Я ранее уже говорил о нарушении стабильности экосистем, это неблагоприятно для сельского хозяйства – и деградация почвенных экосистем, и массовые миграции вредителей в новые районы (они уже начались), и все прочие факторы только усилят рискованность сельского хозяйства. В большинстве районов, видимо, изменения режима осадков будут также неблагоприятными – очень интенсивные выпадения будут сменяться длительными периодами вообще без осадков, так что придется привыкать к чередованию наводнений и засух. Климатический переход происходит при растущем непостоянстве погоды, это, в частности, значит, что слабы надежды на удлинение вегетационного периода: его начало «подрежут» поздние заморозки весной, а конец – ранние заморозки осенью. Конечно, они не будут особенно

Мария:

Оправдала ли себя система торговли квотами на выбросы в соответствии с Киотским протоколом? Нужно ли сохранять, модифицировать эту систему?

Виктор Данилов-Данильян :

Безусловно, оправдала. Цель этой системы – добиться как можно более эффективного использования средств на снижение выбросов парниковых газов. И объемы торговли квотами (точнее, единицами сокращений) говорят сами за себя. Эту систему, как и всё в нашей жизни, надо совершенствовать и дополнять другими инструментами (помимо уже используемых – проектов совместного осуществления, механизма чистого развития, зелёных инвестиций).

Алексей Кокорин:

Системы торговли очень успешно работают, это в Европе, в отдельных штатах США и Канады, в отдельных штатах Австралии. Только заметим, это не столько в рамках Киотского протокола, а то, что косвенно создано Киотским протоколом, в том числе и в США. Собственно по протоколу выполняются проекты, больше трех тысяч. Увы, Россия здесь отстает, и сильно. Никак не может преодолеть бюрократические трудности.

Евгений:

Каких результатов вы ожидаете от копенгагенской встречи по климату? Насколько встреча важна для России? Будет ли там заключен юридический документ по сокращению выбросов или только соглашение о намерениях?

Виктор Данилов-Данильян :

Шансов на принятие «обязывающего» документа мало, скорее, будет принято что-то вроде соглашения о принципах и направлениях дальнейшей работы над «Пост-киотским протоколом». Сами по себе климатические изменения, как я совершенно уверен, не принесут в течение 21-го века прямой пользы ни одной стране мира, в том числе и России (о 22-ом веке гадать пока не будем). Так что для нас, как и для всех в этом мире, встреча в Копенгагене очень важна. Замечу, кстати, что косвенные выгоды из климатических изменений извлекут те, кто сумеет ответить на новые запросы рынка в связи с этими изменениями, – например, производя энергоэффективное оборудование.

Алексей Кокорин:

Сейчас до Копенгагена осталось 4 дня, высказываются 4 сценария. Худший - принимается решение, но не требующее ратификации. Тогда его никто выполнять не будет, это полный провал. Вариант получше - страны решают, что нужно новое соглашение, подлежащее ратификации, но не договариваются, когда или какое. Тут точно потеряем год или два. Вариант три, о нем премьер-министр Дании договорился с Путиным в начале ноября - в Копенгагене принять решение, когда и какое соглашение, подлежащее ратификации, будет заключено. И самый лучший вариант - заключить в Копенгагене соглашение, подлежащее ратификации.

Владимир Евгеньевич:

Здравствуйте, скажите, пожалуйста, насколько можно говорить о влиянии человека на климат, ведь он меняется постоянно, это зафиксировано в археологических исследованиях. И второй вопрос, как на ваш взгляд, сама постановка вопроса, проблемы климата, в России и мире, сделана грамотно? На мой взгляд, предлог изменения климата используется для нагнетания нервозности среди людей, становится очередной пугалкой, как это происходит, например, с гротескным изображением ситуации с гриппами и пневмониями. Спасибо.

Виктор Данилов-Данильян :

Да, климат на Земле менялся (это зафиксировано не в археологических, а в палеоклиматологических исследованиях), меняется и будет меняться. Вопрос в том, с какой скоростью и готова ли биосфера к удобному для человека отклику на эти изменения. Так вот, ослабленная человеком биосфера при тех скоростях, с которыми изменения происходят сейчас и прогнозируются, будет реагировать на них крайне болезненно для нас. Именно поэтому человеку вовсе не следует ускорять изменения климата, провоцировать их, ничем хорошим для него это не кончится. Если уж сравнивать с гриппом, Вы ведь согласны с тем, что вряд ли стоит производить новые разновидности вирусов, пусть даже ради изобретения вакцин, а потом сливать их в канализацию? С природой человек поступает именно так.

Алексей Кокорин:

Обе крайности плохи, и представлять дело как неизбежную вселенскую катастрофу, и не замечать антропогенного изменения климата. Потому что если человеку говорят, что катастрофа, у него опускаются руки. К счастью, пока совсем не так, еще есть возможности снизить выбросы парниковых газов, причем с помощью мер, которые нам и так нужны, прежде всего энергосбережение.

Ольга Мурашко :

Что касается коренных народов, я должна сказать, что люди, которые живут постоянно на природе, и образ жизни которых зависит от малейших изменений окружающией среды, очень остро чувствуют. Если вы спросите их, конечно, они скажут, что климат меняется, отрицать не будут. И даже инстинктивно они связывают это с СО2, но выражают свои мысли по-другому - "это потому, что нефтяники работают". Они видят факелы от брошенных буровых, аварийных буровых, горят над тундрой, чя много таких фактов видела и в Ненецком АО, и в Ямало-Ненецком. Поэтому для них это совершенно реальная опасность, поэтому очень важно изучение этой проблемы. Для чего важно международное обсуждение вопросов изменения климата и последствий - чтобы побудить государства активно изучать эти вопросы, искать альтернативные варианты, искать пути адаптации для всех групп населения, которые будут этим так или иначе задеты. Точка зрения горожанина очень резко отличается от точки зрения человека, который живет на природе, живет даже не в доме, а в чуме и постоянно идет по тундре.

Мария:

Как вы можете прокомментировать недавнюю публикацию в интернете переписки ученых-климатологов и следующие за ней пересуды? Какова вероятность, что приведенные данные о "мифическом" потеплении на планете сфальсифицированы?

Виктор Данилов-Данильян :

Я не доверяю ни этой публикации, не пересудам вокруг неё. Я знаю, что большая часть нефтяных компаний – а это самые богатые компании мира – готовы платить очень большие деньги за организацию таких скандалов, за антикиотскую пропаганду, за прогнозы «неминуемого» скорого глобального похолодания и прочую подобную чепуху. А что касается «мифичности» потепления, то попробуйте прочесть хотя бы вводные главы последнего доклада Межправительственной группы экспертов по изменению климата при ООН, его легко найти в Интернете. Кстати, все национальные доклады США по проблеме изменений климата полностью соответствуют основным положениям докладов МГЭИК – глобальное потепление реально происходит, с высокой скоростью, доля ответственности человека за это весьма значительна, необходимо принимать меры по ослаблению и замедлению этого процесса и пр. Буша младшего Киотский протокол не устраивал по экономическим и политическим, а не климатологическим причинам.

Иван:

Как Вы думаете не связаны эти изменения событиями декабря 2012?

Виктор Данилов-Данильян :

Мировая научная общественность (во всяком случае, её значительное большинство) крайне озабочена проблемой климатических изменений, а события декабря 2012 её мало интересуют, она даже не поймёт, что Вы имеете в виду.

Федор М.:

Австралийские ученые хотят развести овец, которые производят меньше метана (при помощи генетической модификации). Как известно метан во много раз сильнее влияет на глобальное потепление, чем углекислый газ. Если такой проект реализуется, действительно ли он сможет помочь в борьбе с глобальным потеплением?

Виктор Данилов-Данильян :

Поскольку климатические изменения крайне опасны для нашей цивилизации, то для противодействия им все средства хороши – при условии, что они не влекут существенных негативных последствий в других сферах. В том, что таких последствий не будет при генном модифицировании овец, я отнюдь не уверен. Только имейте в виду, что если говорить не об одной молекуле, а обо всём метане в атмосфере, то его парниковое действие заметно слабее, чем у углекислого газа, и особенно много на овцах не выиграть.

Михаил:

Добра вам! Климат действительно меняется на глазах и не в лучшую сторону. Скажите,что ждет среднюю Волгу, левобережье? Хотя я предпологаю что будет пустыня, только как это быстро произойдет, и куда нам деваться? Куда бежать, где нас ждут? Интересно узнать Ваше мнение насчет климата. Спасибо за ответ.

Виктор Данилов-Данильян :

Климат – это как раз такая система, где глобальные прогнозы гораздо достовернее, чем прогнозы для отдельный регионов. Тем не менее скажу, что мне кажется маловероятным превращение левобережного среднего Поволжья в пустыню. Большинство прогнозов говорят о том, что водность Волги не уменьшится и даже возрастет. Это значит, что при разумной организации водопользования, даже несмотря на увеличение неравномерности осадков, высушивания региона можно будет избежать. А без разумной организации водопользования и при неизменном климате ничего хорошего ждать не приходится.

Алексей Кокорин:

Если уж думать, какое место на Земле наименее подвержено изменению климата - наверное, южная часть Сибири, в районе Алтая.

Татьяна:

Ваш прогноз - через сколько лет в Москве перестанет выпадать снег зимой, если продолжать жить в том же духе и не принимать мер?

Виктор Данилов-Данильян :

Могу высказать лишь свое субъективное мнение: вероятность наступления в Москве ранее 2050 года первой бесснежной зимы (то есть когда за зиму не сформируется устойчивый снежный покров) оцениваю в 90%.

Алексей Кокорин:

Дело в том, что постоянно растет концентрация СО2, ее спрогнозировать легко. А температура - это отклик, и он меняется год от года, от региона к региону. Поэтому даже если вам покажется, что стало холодать, то не померив концентрацию СО2 в атмосфере, вы не должны судить о том, пошли ли изменения вспять.

Глеб:

Возможно ли что в результате таяния льдов и повышения уровня мирового океана возникнет реальная угроза затопления Санкт-Петербурга?

Алексей Кокорин:

Думаю, дамба должна быть достроена точно, без этого никак. Подтопление центральной части города все равно произойдет. К этому надо готовиться. А вот чтобы не было худших последствий, нужно снижать выброс парниковых газов. До небес дамбу не выстроишь.

Антон Покрепа:

На какой срок, в условиях глобального потепеления, реально можно прогнозировать климат?

Алексей Кокорин:

Сейчас в Копенгагене речь будет идти до 2050 года, потому что достаточно определенные сценарии и варианты просчитываются на этот срок. Что будет дальше - сильно зависит от результатов снижения выбросов в середине века. Пока задача такая - снизить в середине века выбросы в два раза.

Артур К.:

Как Вы оцениваете деятельность Трутнева Юрия Петровича? На сколько она эффективна?

Алексей Кокорин:

Что касается климата (в целом, к сожалению, сказать не могу), Юрий Петрович только-только включился в эту тему. Он в апреле представил Правительству климатическую доктрину, представил отлично. Вот только она не подписана до сих пор, сейчас уже декабрь. Это проблема. Надеюсь, он сумеет дожать доктрину и добиться подписи.

Дмитрий Казаков:

В чем все-таки состоят глобальные погодные и климатические изменения?

Алексей Кокорин:

Вы, наверное, имеет в виду текущие изменения. Последние двадцать лет доминирующий фактор - то, что в атмосфере стало больше СО2 из-за человека. Усилился парниковый эффект. Это первопричина, в этом суть. А последствия разные. И подъем температуры, пока небольшой, и перераспределение осадка, и засухи, и шторма, и так далее, и тому подобное.

Эрнест:

Что у нас сейчас с климатом происходит, как он меняется? В лучшую или худшую сторону на Ваш взгляд? Меня лично,например, радует температура в декабре +10! А Вас?

Ольга Мурашко :

В лучшую или худшую сторону - это, с одной стороны, дело вкуса, с другой стороны - состояния здоровья. Одни любят погорячее, а метеозависимые люди страдают от головных болей, от обострения сердечно-сосудистых заболеваний в эту погоду. А лично я, сидя в московской квартире, представляю себе своих знакомых оленеводов, которые лопатами пытаются раздолбить наст, чтобы олени голодные не кричали, а могли поесть.

Анна Хилькевич:

По телевизору нам говорят одну температуру на завтра,а на разных сайтах в Интернете – другую. Кому верить?

Алексей Кокорин:

Лучше смотрите сайт первоисточника, Гидрометеобюро Москвы, например, www.hnn.ru, а в других регионах - своего регионального центра. Обычно это точнее.

Аркадий М.:

Вопрос следующий: если во всем мире идет "глобальное потепление" и температура с каждым годом на всех континентах все растет и растет, почему тогда в Арктике ситуация обратная? Несмотря на то, что земной шар сейчас намного теплее, чем в 30–40-х гг., Арктика все еще намного холоднее, чем в 30-х годах и ледовитость морей сейчас значительно больше?

Алексей Кокорин:

В Арктике есть две вещи, кроме глобального потепления. Есть арктическая осцилляция с периодом примерно 10 лет, это колебания течений в Северном Ледовитом океане. Поэтому становится то холоднее, то теплее примерно с тем же периодом. С 2007 года началась отрицательная ветвь, поэтому сейчас холоднее, в последние два года, чем в 2007 году. А насчет 30-х годов - там другая причина. Главное там было - солнечная активность. Тогда прогревался весь столб атмосферы. Зонды тогда уже умели запускать на воздушных шарах. А сейчас прогревается тропосфера, охлаждается стратосфера. Кстати, по ледовитости, увы, уже минимум 30-40-х годов покрыт, именно в 2007 году.

Гоша:

Влияет ли расположение планет на климатические колебания?

Алексей Кокорин:

Планет - нет, но астрономические факторы влияют, и очень сильно, особенно изменения орбиты Земли и угла наклона земной оси. Именно это описывает теория Миланковича, и это вызывает ледниковые периоды. Будет и следующий период через несколько десятков тысяч лет. Но к теме сегодняшней беседы это отношения не имеет.

Матвей:

Скажите, чтоб остановить глобальное потепление, человеку, с Вашей точки зрения, стоит прекратить активно вмешиваться в естественные природные явления или наоборот, надо активнее разрабатывать программы, нивелирующие предыдущую деятельность человека?

Алексей Кокорин:

Лучше лечить любую болезнь, устраняя ее первопричину. В нашем случае на 80% это сжигание ископаемого топлива, а на 20 - сведение, уничтожение лесов, прежде всего в тропиках. С этого и надо начинать. Это и будет обсуждаться сейчас в Копенгагене.

Ольга Мурашко :

Хотелось бы, конечно, не вмешиваться, но это просто сейчас нереально, к сожалению. А вот изучать то, что уже сделано, и искать пути адаптации к последствиям сделанного - это может быть задачей человека и задачей ученых. Об этом тоже будут говорить в Копенгагене.

Марина Юрок:

С появлением у президента советника по климату изменится ли что-то в этой области?

Алексей Кокорин:

Советник работал и раньше в должности руководителя Росгидромета и был главой делегации России на переговорах. Думаю, ничего не изменится, но назначение правильное, потому что Александр Бедрицкий прекрасно понимает и саму проблему, и как ее решать, и как это важно, и что такое переговоры.

Алина Зарубко:

Все говорят о негативных явлениях потепления, а есть ли хоть что-то положительное от изменения климата?

Алексей Кокорин:

Пару примеров - сокращение отопительного сезона. Только, к сожалению, те, кто топят, не умеют этим воспользоваться. Например, возможность выращивать более теплолюбивые культуры на севере европейской части страны, не абрикосы, конечно, но сливы, например. В Северной Якутии стали сажать картошку. Вот только в отпуск поехать не могут, потому что протаивают взлетно-посадочные полосы, а вертолет - это очень дорого. Главное, чтобы использовать положительные возможности, нужны специальные действия. Что, конечно, относится и к отрицательным действиям.

Анастасия Рачевских:

У меня вопрос о глобальном потемнении? Насколько хуже стал проникать солнечный свет на Землю? Вообще есть такая проблема или это просто спекуляции?

Алексей Кокорин:

Да, такой эффект есть, это называется global diming, и вызван загрязнением воздуха аэрозольными частицами, смогом и прочее. Этот фактор учтен в прогнозах изменения климата, более того, там учтено, что мы будет жить все в более и более чистом воздухе, потому что это наша цель. То есть это реальный эффект. Вот пример, лондонский смог был, а теперь его нет. Потому что топили углем, уголь содержит серу, серная кислота образовывала специфический туман, поскольку более кислая жидкость имеет меньшее поверхностное натяжение, и капельки очень маленькие. И эти капельки оседают на землю. Это и был весь смог. Прекратили топить углем, либо начали его сжигать с хорошей очисткой отходящих газов - все прекратилось.

Королев Ю.:

Есть какая-то связь с уменьшением негативных последствий изменения климата и использования энергосберегающих технологий?

Алексей Кокорин:

Да, есть. Связь самая прямая, правда, не столько с последствиями изменения климата, а с самим изменением климата как таковым. Оно сейчас в основном вызвано выбросами парниковых газов, прежде всего СО2, а главный источник СО2 - сжигание ископаемого топлива. Если нам нужно меньше энергии, мы будем сжигать меньше топлива, а значит, будет меньше СО2.

Евгений:

Что такое естественное изменение климата, каковы пределы колебания температуры для естественного изменения климата?

Алексей Кокорин:

Алексей КОКОРИН

Естественное изменение климата всегда было, есть и будет. Главные факторы там - астрономические, изменение активности солнца с периодом сто лет и более, тектонические, конечно. Периодически наступали на Земле ледниковые периоды и теплые периоды. Температура была гораздо теплее, чем сейчас, градусов на 7-10. Другое дело, что эти процессы намного, в сто-тысячу раз медленнее, чем нынешний всплеск, резкое антропогенное воздействие на парниковый эффект. Например, в Средние века, когда открывали Гренландию, а потом было, наоборот, похолодание, из-за солнца перепад составил почти 2 градуса. Сейчас у нас антропогенное потепление меньше градуса в среднем по планете. И мы могли бы совсем не беспокоиться, если бы не знали, что нас ждет потепление на 2-3 градуса, если мы не прекратим выбросы СО2 в атмосферу. Кстати, в России изменения почти в два раза больше, чем в среднем по планете, особенно. Это объясняется особенностями атмосферной циркуляции. Лето почти не будет теплеть в Москве. Мы живем под влиянием более мощного генератора, находящегося в Северной Атлантике. Наш климат будет приближаться к климату генерирующего генератора.

Кристина Обт:

На сколько возрастает количество природных катаклизмов в связи с глобальным потеплением?

Алексей Кокорин:

Росгидромет ведет статистику опасных гидрометеорогических явлений. 15 лет назад их было примерно 150 в год, сейчас примерно 350. Видите, увеличилось в два раза, и по прогнозам, через 10 лет будет еще в два раза больше. То есть на территории России будет каждый день два опасных явления. Это может быть просто штормовой ветер, а может быть сильное наводнение, но тенденция совершенно явная и фиксируемая. А МЧС говорит о резком росте расходов на устранение последствий этих явлений. Наверное, пора уже переходить к превентивным действиям, заранее готовиться к этим катаклизмам, раз существует такой надежный, к сожалению, негативный прогноз.

Оля:

Что бы каждый из вас ответил скептику, который не считает изменение климата серьезной проблемой?

Алексей Кокорин:

Вспомните Кузьму Пруткова - "Зри в корень". Корень у нас - концентрация СО2 в атмосфере, антропогенная и растущая. Не гляди на температуру, это лишь кашель больного. Ну и главное, как говорит мой сын - "лучше перебдеть, чем недобдеть". А в действительности скептицизм характерен для людей, и поэтому Всемирный фонд природы подготовил книжечку "63 ответа климатическому скептику", ее можно найти на русском языке на сайте www.wwf.ru.

Виктория:

Говорят, что изменение климата особенно сильно ощущается в Арктической зоне. Какие территории относятся к Арктической зоне России? Каково их население, сколько там населенных пунктов? То есть насколько серьезна эта проблема для России?

Алексей Кокорин:

Арктическая зона - конечно, понятие условное, хотя есть и так называемая официальная ее граница. Представьте себе линию от Кольского до Якутска и дальше до Камчатки. Проживает там всего два миллиона человек в 46 городах. Конечно, отчасти то, что это лишь полтора процента населения России, проблема не вырастает до очень серьезной в национальном масштабе, но не перестает быть проблемой. Надо понимать, что экономически, наверное, Россия будет прирастать Арктикой, а значит, с этой точки зрения очень важно, как там будет меняться климат.

Татьяна:

Почему климат заметнее всего меняется именно на Севере?

Алексей Кокорин:

Это очень хорошо объясняется глобальными моделями общей циркуляции атмосферы и океана. Так устроен наш земной шар. Все модели сходятся в этом, это очень точный прогноз.

Эрик К.:

Как изменение климата может отразиться, например, на жителях Москвы? Действительно, зимы стали теплее, но возможно, для города это даже лучше? Меньше снега, грязи, меньше нужно тратить денег на уборку снега, отопления?

Алексей Кокорин:

Тут как посмотреть на вопрос. Может быть, -15 и солнце - это гораздо чище, чем ноль и слякоть. Если же говорить об опасностях, то я бы выделил появление в подмосковных лесах энцефалитного клеща. Это связано с теплыми зимами и теплой весной, и клещи постепенно распространяются, ареал их обитания увеличивается, в основном на север, но и на юг Московской области.

Надежда:

Многие Санкт-Петербургские ученые считают, что потепление связано с деятельностью человека. Оно происходит в связи с тем, что сейчас так называемый "малый ледниковый период", и это естественный процесс, естественное колебание температур, которое планета переживает уже не в первый раз. Что Вы думаете по этому поводу?

Алексей Кокорин:

Так называемые малые ледниковые периоды обычно вызваны деятельностью солнца с периодом в сто лет. С 1995 по 2003 год был рост активности солнца, и действительно, в Пулковской обсерватории было мнение, что это очень важный фактор, влияющий на климат. Но с 2005 года активность солнца резко пошла вниз, а температура вверх. Если же посчитать количественно в ваттах на квадратный метр, то изменение активности солнца никак не может объяснить то, что наблюдается в природе. Там главное - усиление парникового эффекта. Хотелось бы подчеркнуть - весной вышел прекрасный двухтомнывй доклад российских ученых, где участвовали все институты Росгидромета и Российской Академии наук, в том числе главная геофизическая обсерватория, Государственный Гидрологический институт, Институт Арктики и Антарктики, находящийся в Питере. Доклад называется "оценочный доклад об изменениях климата..." и в Интернете он находится на сайте http://climate2008.igce.ru. Это сайт Института глобального климата и экологии, где директор - академик Израэль. Он ярый противник Киотского протокола, но правду о причине изменения климата, естественно, не отрицает.

Ольга:

Как скажется на традиционном образе жизни коренных народов Севера потепление климата? Проводились ли какие-то исследования на этот счёт?

Ольга Мурашко :

Ольга МУРАШКО

О том, как скажутся, я уже отвечала ранее. Если коротко, то исчезновение тундры, постепенное, и гололеды приведут к сокращению, а может быть, и уничтожению оленеводства. Во всяком случае, тундровое крупнотабунное оленеводство, останется только транспортное оленеводство в лесных зонах. Самое печальное, что коренные народы не смогут воспользоваться своими стратегиями, адаптациями к изменениям климата. Так как доступ к новым источникам ресурсов биологических будет перекрыт разрушающимися энергетическими объектами. Это, конечно, самый печальный прогноз, но достаточно реальный. Объектами, которые построены сейчас на Севере. Еще в середине 19 и в начале 20 века коренные народы, теряя оленей, переходили к морскому зверобойному промыслу и рыболовству. К сожалению, исследования на этот счет у нас не проводятся, или, если проводятся, то только локальные и в очень недостаточной степени. Поэтому хотелось бы пожелать, чтобы такие исследования были проведены, и чтобы, конечно, в них участвовали коренные народы, которые уже накопили очень много информации по поводу того, что происходит уже сейчас в местах их традиционного обитания. Никто не является лучшими наблюдателями любых изменений окружающей среды, как охотники, рыболовы и оленеводы, потому что для них это жизненно важно.

Наталья:

Сказывается ли каким-то образом изменение климата на здоровье человека? Рассматривается ли этот аспект при обсуждении данной проблемы?

Алексей Кокорин:

Да, конечно, сказывается, и начал рассматриваться и в России. В том докладе, который несколько вопросов был процитирован, есть специальная глава, подготовленная медиками, и они говорят о резком росте заболеваемости "южными" болезнями, увеличение численности клещей, ухудшения общего самочувствия населения, а во время волн жары - резкого увеличения заболеваемости сердечно-сосудистыми заболеваниями. ВОЗ начала проект по изучению воздействия изменения климата на здоровье людей. Очень важно, чтобы это не закончилось изучением, а привело к практическим действиям.

 

Заключительное слово, Ольга Мурашко :
Вопросы были очень интересными. Еще более интересными были ответы моих коллег. Из этих ответов мы узнали много нового, но в то же время мы увидели, насколько эта проблема изменения климата, во-первых, серьезна - и поэтому, надеюсь, скептики поняли, что отмахиваться от нее нельзя, потому что российский скептицизм - это известная форма жизни на авось. Из всей этой дискуссии видно, насколько этот вопрос не исследован, как важно исследовать все те негативные последствия, которые могут прийти с изменением климата, и те возможности, которые можно использовать. Все это необходимо изучать, и конечно, должны быть программы, которые учитывают не только экономические интересы страны, но и интересы людей. Особенно живущих на Севере, которые уже сейчас сталкиваются с последствиями изменений климата.

Заключительное слово, Алексей Кокорин:
Спасибо за вопросы, вопросы были действительно хорошие. Они были вдумчивые, я бы назвал, это были вопросы позитивного скептика. Исследовать проблему, конечно, надо, но это не означает, что в это время нужно ждать, когда будет исследовано на 100%. Девяностопроцентная вероятность того, что нынешние изменения климата вызваны человеком, а это положение российского доклада, который цитировался выше, вполне достаточно, чтобы предпринимать действия. Но какие? И тут полезно вспоминать принцип Гиппократа "Не навреди". Если предлагаются меры по энергосбережению или более чистые технологии, вряд ли кто-то будет против этого возражать и требовать 95 или 98 процентов вероятности. А если предлагается построить 100 или 200 атомных станций, то тут лучше спросить, кому это выгодно. Поэтому давайте все вместе будем позитивными скептиками. И в заключение. Копенгагенское соглашение - это хорошо, но оно не уменьшает необходимость для России климатической политики. У нас принят закон по энергоэффективности, принят план правовых действий по выполнению закона. Фактически, это уже элемент климатической политики, очень важный элемент. Нужно честно назвать, что это часть климатической политики. Нужно принять климатическую доктрину, нужно развернуть меры по адаптации к изменению климата, включая здоровье население, помощь коренным народам, тогда и только тогда Россия в полной мере сможет называть себя цивилизованной страной.

Мнение участников конференции может не совпадать с позицией редакции