О медиагруппе |Продукты и услуги
Онлайн конференция

Национальная литературная премия «Большая книга»:финал второго сезона

22 ноября состоится торжественная церемония награждения лауреатов литературной премии «Большая книга» 2007 года. В настоящее время жюри премии — Литературная академия — проводит голосование, которое определит лауреатов премии. На конференции речь шла об особенностях второго сезона премии, критериях оценки произведений, номинированных на премию, о технологии работы Совета экспертов и Литературной академии, об итогах читательского голосования, об открытии нового сезона премии.

 

ответы на вопросы

 

1. Ольгиевская Татьяна , Киров : Может ли "Большая книга" в будущем стать государственной премией по литературе?

ГригорьевВладимир Григорьев: Мне кажется, что не надо путать два понятия - государственная премия и "Большая книга". Большая книга была сконфигурирована как отражение мнения всех читающих россиян, представителей издателей , литературных критиков, писателей и бизнесменов. Большая книга - это общественно-государственное устройство, которое хотелось бы сохранить в том виде, как оно сегодня сконфигурирована. Средства выделяются большим бизнесом. В числе попечителей академические институты, ведущие СМИ, ведущие общественные организации и даже общественные органы власти. И самое уникальное - это Литературная академия, в которую входят порядка 100 членов, где навязать какое-нибудь мнение невозможно, поскольку академики находятся в разных городах и даже странах и между собой не знакомы.


 

2. Дмитрий : А какие все-таки отличительные особенности этой премии от остальных литературных премий? Что бы Вы обозначили в ней как исконно русское?

Михаил Бутов: Отличительные особенности премии прописаны в ее основных документах. Главное отличие - открытость. То есть премия не ориентирована исключительно на издание книги. Это премия для писателей. Это не соревнование издательств, журналов и т.д. На премию может прислать свое сочинение любой автор, даже в рукописи, единственное, в таком случае ему нужно выдвижение от номинатора (издательства, писательской организации, средства массовой информации), но, если он еще не сумел издать свое произведение, это не играет большой роли. У нас многие произведения рассматриваются именно в рукописях. Второе отличие - большое число членов жюри и методы работы экспертного совета приводят к тому, что трудно кому-либо навязать свое мнение. Эта премия, на мой взгляд, является наиболее независимой. Что касается исконно русского. Мне представляется, что главное здесь, что премия работает с произведениями, написанными на русском языке. Это важно. Никакого специального национального элемента премия в себе не несет. Другое дело, что эксперты, с которыми я работаю, не ориентируются в своих оценках на западные стандарты. У русской литературы есть свои особенности, они присущи ей издавна. Они никуда до сих пор не пропали. Мы их знаем, чувствуем, и, вынося свои суждения, так или иначе имеем это в виду.


 

3. Коробов и сыновья , Москва : Я болею и люблю Алексей Слаповского. Но почему о нем так мало говорят? Ведь он - нечто феноменальное и очень родное?

Владимир Григорьев: Мы тоже любим Алексея Слаповского. К большому сожалению, он на какое-то время отвлекся от большой литературы и работал как сценарист для популярных сериалов первого канала. Сейчас он вернулся в литературу и о нем говорят гораздо больше.


 

4. Лена : А как родилось название «большая книга»? Почему именно «большая»? Что вы вкладываете в это понятие?

Владимир Григорьев: Мы долго думали, как назвать премию, и сошлись на том, что все читающие и интересующиеся литературой современники находятся в константном ожидании "большой книги". Не только в национальных масштабах, но и в масштабах мировых. Россия, которая дала большую литературу 19 и 20 века как свой вклад в общемировой кладезь культуры, может претендовать на то, чтобы восстановить свои позиции как страна, заставляющая всю читающую мировую общественность ежегодно ожидать литературных прорывов. В этом смысле "Большая книга" отражает наши большие ожидания.


 

5. Григорий Подгорный , Московская область : «Большой книге» два года. Можно уже подводить хоть какие-то итоги, делать выводы. Есть ли что-то, от чего вы бы хотели отказаться? Или может быть наоборот: взять на вооружение?

Михаил Бутов: Насчет выводов, единственное, когда пускаешься во всякий новый проект, результат ведь не определен, он открыт, ты не знаешь, что будет на выходе. Вопрос в том, насколько люди примут премию, насколько авторы будут с ней сотрудничать и выдвигать на нее свои вещи, а во-вторых, насколько состояние литературы в данном случае будет соответствовать пафосу премии. Общий вывод заключается в том, что премия «Большая книга» состоялась. Во-первых, есть литература, которую можно оценивать по самым высоким критериям. Дело в том, что мы ведь получили срез несколько необычный даже для людей, которые профессионально работают в литературе. Мы увидели, как живет провинция, регионы литературные. Причем, даже не на уровне тех писателей, которые, что назевается, пробились и начали публиковаться в московских издательствах, а публикуются на местных уровнях. Это достаточно оптимистично. Есть такой бэкграунд. Большие писатели не появляются с неба, они вырастают в культурной среде. Если бы не было этой тысячи, то нечего было бы надеяться на появление большого писателя. Литературная жизнь в России существует. Она внушает оптимизм. Пока что отказаться я бы не хотел ни от чего, но и насчет "вооружения" - пока не вижу ничего конкретного, что хотелось бы взять, по крайней мере в МОЕЙ части.


 

6. Алексей Смирнов , Москва : Будет ли организовано своего рода издательское курирование для участников шорт-листа? так как хотелось бы видеть всех таких разных авторов в подписной обойме одной серии "Большая кинга - 2007". Ведь это отличный книжный бренд.

Владимир Григорьев: Пока, по двум прошедшим сезонам, все произведения, попавшие в шорт-лист, имеют своих издателей. Победителей же, как нам известно по прошлому году, издатели переиздают, и они используют бренд "Большая книга" на обложках переизданных произведений. Поэтому эту возможность публикации победителей "Большой книги" мы оставляем издателям и не видим необходимости вмешиваться в издательский процесс.


 

7. Саша Лопаткин , Бабушкин : Скажите, пожалуйста, Вы не планируете организовать премию "Маленькая книга", которая будет аналогом "Большой книги" только среди писателей, которые пишут для детей.

Владимир Григорьев: Мы думали о том, чтобы «Центр поддержки отечественной словесности», который является организатором премии "Большая книга", со временем занялся детской литературой, однако появилась очень симпатичная детская литературная премия "Заветная мечта", которая организована группой компаний МИАН, и нам представляется, что организация премии "Маленькая книга" не актуальна.


 

8. Анастасия : Финалисты первого сезона "Большой книги" ездили на Неделю русского языка в Италию. Куда поедут финалисты второго сезона?

Владимир Григорьев: Разными организациями, общественными и государственными, в странах ближнего и дальнего зарубежья периодически устраиваются Дни русской культуры, литературы, языка. И "Большая книга" намерена продолжать такого характера партнерские отношения, чтобы писатели, попадающие в шорт-лист "Большой книги", могли презентовать свои произведения и зарубежным издателям, а также всячески содействовать тому, чтобы русская литература успешно распространялась и в других странах мира в переводах на иностранные языки.


 

9. Миша , Москва : Сейчас все говорят о том, что к литературе предъявляются самые высокие требования. А какие требование каждый из вас предъявляет в первую очередь современной литературе?

МаканинВладимир Маканин: Есть два пункта или самых высоких требования, которые предъявляются обычно к литературе, к тому или иному тексту: это его актуальность, привязанность к современности, и его красота, высокая эстетика произведения. И то, и другое чрезвычайно важно. И соблюдать золотую середину - это как раз то, что удается только высоким произведениям искусства. Тут есть крайность. Если произведение слишком актуально и злободневно, слишком принадлежит своему времени - оно выравнивается с газетой и столь же быстро проходит. Поэтому принадлежность своему времени должна быть частичной, неполной, а принадлежность к эстетике - наиболее высокой.


 

10. Алена : На премию были представлены в достаточном количестве биографические произведения. Насколько это востребованный жанр?

Владимир Маканин: Действительно, их несколько в нашем шорт-листе. Это «Алексей Толстой» Варламова и «Человек с яйцом» Данилкина о современном писателе Проханове. Как бы ни сравнивать эти тексты, действительно, можно сказать, что это очень востребованный жанр - он слишком обжигающий, сразу попадающий читателю в душу. Здесь как раз очень важно, чтобы биография не ушла вся в эпоху, когда жил автор, чтобы биография, так же, как и художественное произведение, обладало эстетикой, которое поможет пережить этому произведению, биографии, свое время и принадлежать всем временам.


 

11. Забелина Юля : Как Вы считаете, можно сказать, что премия «прижилась» и опровергла доводы скептиков?

Владимир Григорьев: Скептики, конечно, были и будут всегда. Тем не менее, премия эта стала частью нашей литературной общественной жизни. И самое главное, она сконфигурирована таким образом, что нет необходимости ежегодно обращаться к спонсорам с просьбами выделить средства для награждения победителей. Премия платится с процентов от вкладов соучредителей «Центра поддержки общественной словесности». Поэтому вся команда, которая связана с организацией проведения премии, с оптимизмом смотрит в будущее и надеется, что "Большая книга" будет и дальше продолжать выполнять свою главную миссию - содействию развитию литературного процесса в стране и расширения числа читателей современной литературы.


 

12. Елена , Москва : В чем отличие второго сезона "Большой книги" от первого? Есть ли открытия среди писателей? Есть ли потенциал у провинции?

Владимир Григорьев: "Большая книга" второго сезона подтвердила, что уровень литературы в стране достаточно высокий. И если нет каких-то новых принципиальных открытий сегодня, то мы, конечно же, вправе ожидать их завтра или в ближайшее время. Относительно провинциальной составляющей нашей литературы, то из списка финалистов, насколько я знаю, всего лишь трое или четверо родились в Москве. Все остальные, если и живут в Москве или Петербурге, то приехали в столичные города из провинции. Связано это с объективными причинами. К большому сожалению, литературная жизнь в стране, это касается книжных издательств, литературных журналов, в основном проходит в Москве или в Петербурге. Не даю этому оценку только лишь потому, что это объективная реальность и, видимо, этап развития страны.


 

13. Наталья Викторовна , Московская область, Красногорск : Как Вы оценивает национальную сборную по литературе 2007 года?

Владимир Григорьев: Я уже сказал выше, что это очень хороший высокий литературный уровень. С моей точки зрения, нет "прорывных" произведений. Будем ждать их в последующие годы. Хотя чтение произведений финалистов доставляет истинное эстетическое удовольствие.


 

14. Елена , Москва : В прошлом году Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям разработало Национальную программу поддержки и развития чтения. Реализуется ли в настоящее время эта программа? Литературные премии как-то могут помочь в том, чтобы страна снова стала самой читающей?

Владимир Григорьев: Национальная программа поддержки чтения находится в стадии развития и формирования. Сегодня мы обращаемся к руководителям российских регионов с пожеланиями разработать программы поддержки и развития чтения у себя в областях и республиках. 20 ноября, за 2 дня до подведения итогов премии "Большая книга" мы проводим всероссийскую конференцию, посвященную этой тематике, с приглашением представителей 80 субъектов Российской Федерации, которым будут переданы все разработки по проведению в жизнь программы поддержки и развития чтения, сделанные ведущими институциями как нашей страны. Им также будет передан анализ зарубежного опыта, поскольку все развитые страны в определенный период столкнулись с проблемой потери интереса к чтению, и по-разному решали задачи поддержки чтения.


 

15. Анастасия Рогачева , Москва : Читатели закончили голосовать и выбрали Улицкую, Рубину и Пелевина. Ваш выбор это как-то отражает? Не все читатели, даже очень жаждущие, смогли прочитать все книги (например,нашумевший "Человек с яйцом", пока не опубликован) - не ставит ли это писателей в неравные условия?

Владимир Григорьев: Я не член жюри, могу, конечно, поделиться собственным мнением. Два романа из трех совпали с моим личным мнением.


 

16. Владимир Иванович , Волгоград : Когда начнется новый сезон? Смогут ли вследующем году авторы самостоятельно присылать свои рукописи?

Владимир Григорьев: Следующий сезон начнется 27 ноября. Мы не планируем изменять положение о приеме работ, хотя, если большинство членов Литературной академии выскажется за это, вопрос может быть рассмотрен.


 

17. Павел , Петрозаводск : Владимир, Вы говорили о премии, как о празднике литературы? В чем выражается этот праздник, и что мешает этому празднику?

Владимир Маканин: Я первый раз слышу, что говорил о премии как о празднике литературы. Напротив, я не один раз выражал точку зрения, состоящую в том, что премия, это обыденность литературы, это нормальность процесс. Другое дело, что это может восприниматься с радостью, как некая борьба за читателя, как некий турнир. Некоторые смотрят на это как на своеобразный спорт, который сопровождается наградами. Это дело вкусовое. На мой взгляд, это нормальный литературный процесс.


 

18. Светлана Игоревна , Оренбург : Вы в курсе современных книжных новинок? Что любите читать - каких авторов? "Большая книга" для Вас лично открыла каких-то новых писателей?

Владимир Маканин: Конечно, и сейчас очень много книг выходит, много интересного публикуют журналы. И быть полностью в курсе современных книжных и журнальных новинок - чрезвычайно трудно. Однако, чтение - не то, от чего можно отказаться. И одна из причин, по которой я согласился участвовать в жюри премии «Большая книга», это интерес к тому, что мне предстоит прочесть. Дело в том, что всякая премия, она дает определенный срез литературы этого года и, время от времени, открывает что-то новое.


 

19. Юля : В чем принципиальное различие деятельности жюри и экспертов?

Михаил Бутов: Совет экспертов анализирует всю массу текстов, поступивших на премию, формирует из них два списка - сначала длинный, потом короткий. Жюри выбирает победителей или лауреатов из короткого списка, представленного советом экспертов.


 

20. Stinger , Москва : Скажите, а чем критерии отбора авторов на «большой книге» отличаются от «русского букера»?

Михаил Бутов: Если премия не имеет какой-то специальной тематики, то критерии отбора зачастую формируются под влиянием двух сил: это состав тех, кто выносит решение - жюри или экспертный совет, и желание или некоторое давление со стороны спонсоров или организаторов. На "Большой книге" давления со стороны спонсоров, организаторов, дирекции я не испытывал. Что касается состава совета экспертов и состава жюри, разумеется, в данном случае, присутствует некий субъективный момент – в любой премии, однако мы так сформировали систему принятия окончательных решений, чтобы ничье отдельное мнение не могло в данном случае доминировать.


 

21. Александр Прохорчук : Слышал, что и длинный и короткий список определяются советом экспертов. Зачем нужна такая двойная работа? Может лучше сразу определять финалистов, т.е. короткий лист? Или это специальный маневр, такая интрига…

БутовМихаил Бутов: Длинный список демонстрирует нам то, что премия считает по уровню достойным себя. То, что не вошло в Длинный список, отсечено от него либо по критерию несоответствия формату премии, то есть, это, скажем, монография, либо не соответствует по уровню. Включение произведения в Длинный список, таким образом, является уже определенным признанием его с нашей стороны. Короткий список («Список финалистов») - это список произведений, которые, по совокупному мнению Совета экспертов, признаются наиболее значительными в этом сезоне.


 

22. Виктор : Что, на ваш взгляд, дает писателю победа в «Большой книге», ну кроме денежного выигрыша?

Владимир Маканин: Уже попадание в «Список финалистов» есть некая победа писателя. И тем большая победа писателя - первые три премии. Помимо денежного выигрыша, это дает еще и некоторые преимущества в том, что книга может быть опубликована более быстро или, если она уже вышла, она может быть переиздана. Это может отразиться на тираже. Это может отразиться на интересе критиков и, самое главное, на интересе читателей.


 

23. Усольцева Нина Владимировна , Волгоград : Как вы считаете, книги-лауреаты «большой книги» - книги «не для всех», или все таки они ближе к народному пониманию?

Владимир Маканин: Книги-лауреаты премии "Большая книга" могут быть разными - могут быть и книгами не для всех, и книгами для очень широкого читателя, все дело в том, насколько хороша эта книга. И ее прочтение - это вопрос времени. Есть два процесса в литературе: процесс созидания текста и процесс потребления текста. Писатель участвует в первом процессе, ему главное - сделать книгу. А то, как общество употребит книгу, будет ли она сразу замечена, через 10 лет или через 300 с лишним, как Шекспир, скажем, это вопрос потребления литературы, писатель в нем не участвует, зато в нем участвует читатель.


 

24. Тарас : Не может ли получится так, что победа в «Большой книге» или другой литературной премии станет своеобразными звездочками на борту: кто больше премий завоевал?

Михаил Бутов: Некоторые тенденции превращения литературы в род спорта, безусловно, сегодня существуют. Премии не виноваты в ней, но могут на это работать. Но, следует понимать, что ничего не бывает даром. Вспомним ситуацию конца 90-х годов, когда какой бы то ни было вообще интерес к отечественной литературе был минимальным, практически равным нулю. Эту ситуацию изменили, в первую очередь, литературные премии. Поэтому отказываться от них в топографии современного литературного мира не стоит, да и невозможно. Они являются важнейшими элементами его разметки. И совокупная деятельность литературных премий по расстановке определенных вех, помогающих ориентироваться читателю в литературном процессе, несомненно, позитивна.


 

25. Горяинова Ольга , Москва : В претендентах соседствуют такие несхожие авторы, как Людмила Улицкая, Виктор Пелевин, Игорь Ефимов и Лев Данилкин. Как вы считаете, почему такие непохожие авторы оказались рядом?

Владимир Маканин: То, что в претендентах оказались несхожие авторы - это признак широты премии. Если хотите - широты взглядов жюри. Гораздо хуже тот случай, когда в шорт-лист или в число претендентов попадают писатели, соединенные каким-либо иным принципом, кроме качества литературы.


 

26. Тюлькин Ярослав , Тверь : Авторы из прошлогоднего списка перешли в список нынешнего года. Насколько это хорошо для премии?

Михаил Бутов: Этот результат неудивителен, скорее, его и следовало ожидать. Существует ряд писателей, которые в настоящий момент находятся в периоде своего акмэ, и они работают чрезвычайно энергично. И при этом обладают существенными литературными достоинствами. Так что их способность попадать в финальные списки самых разных премий с каждой своей новой книгой - не удивительна. Ежегодный ритм премий не вполне совпадает с ритмом некоторого обновления литературного процесса. Я бы ритм литературного процесса назвал двухлетним. То есть, на протяжении двух лет, двух сезонов мы будем наблюдать существенную смену состава финалистов.


 

27. Виктория , Санкт-Петербург : Как Вы думаете, совпадет ли Ваше мнение как Председателя Совета экспертов с мнением жюри?

Михаил Бутов: Мое мнение именно как председателя Совета экспертов полностью совпадает со мнением жюри, потому что жюри (Литературная академия) и работает с тем списком, который экспертный совет им предоставил. Что же касается моего личного мнения или моих прогнозов в отношении победителей премии, как показывает опыт, скорее всего, не совпадет. В прошлом сезоне из трех моих предположений оправдалось только одно, а два остальных были для меня полной неожиданностью. Сейчас мы в экспертном совете устроили небольшой тотализатор - кто победит.


 

28. Иван , Екатеринбург : Какое количество молодых неизвестных широкой публике писателей приняло участие в премии? Как были представлены регионы?

Михаил Бутов: Множество молодых или, по крайней мере, не известных широкой публике писателей приняли участие в премии. Многие из них попали в длинный список. Даже на уровне формирования «Списка финалистов» рассматривались кандидаты, имя которых я, например, услышал, работая в Совете экспертов премии, впервые. К сожалению, в этот раз ни один такой новый для нас автор в финальный список не попал, однако шансы есть. Регионы были представлены максимально широко, и мы узнали много нового об их литературной жизни.


 

29. Елена , Санкт-Петербург : В шорт-лист попали произведения разных жанров – и романы, и биографическая проза, и произведения с элементами фантастики. Универсальных критериев оценки не существует. Каким образом, на Ваш взгляд, вообще возможно сравнивать такие разные произведения? Будут ли оценки жюри объективными?

Михаил Бутов: Мы ведь сейчас живем в эпоху такого жанрового синкретизма, уже довольно-таки сложно отделить друг от друга, например, фантастический и реалистический роман, биографическую прозу и фикшн-прозу, поэтому мы стараемся выработать такой внежанровый взгляд, по которому можно было бы оценивать любое произведение, если оно в принципе претендует на художественность. Это довольно сложно. Но, поскольку мы имеем дело с художественными произведениями, наше право подключать здесь не только рациональную сферу, но и прямое впечатление и интуицию.

Владимир Маканин: В принципе, это хорошо, что сравниваются произведения разных жанров. Произведения одного жанра мог бы сравнить и сам читатель. Именно для того и нужно жюри и разноплановые взгляды, чтобы иметь возможность оценить произведения разных и даже диаметрально противоположных жанров, например, документальную прозу, биографию, и роман.


 

30.  Карина , Казань : Среди финалистов премии есть и мужчины и женщины. Это случайность или вы пытаетесь соблюсти гендерный баланс?

Михаил Бутов: Ответ простой: нет, не пытались.


 

31. Коревич Е. , Пермь : Как формируется призовой фонд премии? Размер премии за призовые места - постоянная величина или возможны изменения?

Георгий Урушадзе: В начале каждого премиального сезона устанавливается призовой фонд "Большой книги". В течение двух сезонов фонд остается неизменным - 5 с половиной миллионов рублей.


 

32. Фадеев Егор , Москва : Какие литературные жанры являются основными? Есть ли ограничения по жанрам для участников?

Михаил Бутов: Есть традиционная точка зрения, которую пока еще никто не отменил, что основным литературным жанром является большой, серьезный, не заигрывающий с читателем, роман. С одной стороны это верно, с другой - мы подразумеваем, что такой роман, скорее всего, будет строго реалистическим, весьма традиционным, психологическим - и вот это мнение уже не очень соответствует реалиям нынешней литературы. Сегодня можно вложить серьезные смыслы в роман фантастической формы и даже детектива. На соискание "Большой книги" принимаются произведения любых жанров - мы рассматриваем и документальную форму, биографическую... Этим, кстати, премия также отличается от всех других. И нынешний сезон, который заканчивается, привлек внимание, например, к целому ряду фантастических произведений.


 

33. Валя : Когда школьники уходят на каникулы, то им дают список литературы для домашнего прочтения. Можно ли считать шорт лист «Большой книги» таким списком только уже для взрослых?

Владимир Маканин: Вряд ли. Современная премия, помимо художественных данных произведения, отражает и борьбу жанров, которые происходят в настоящий момент в литературе. И очень часто эта специфика, борьба за жанр и идею, смазывает впечатление от чтения, и требуется время, чтобы эта книга перешла в разряд домашнего чтения.

Георгий Урушадзе: "Список финалистов" премии (который тут назван "шорт-листом") можно рассматривать как лоцию в книжном мире. Отобранные профессионалами выдающиеся произведения. Я знаю людей - довольно занятых - читающих только финалистов "Большой книги".


 

34. Натан : Не влияет ли на выбор жюри личная симпатия членов жюри к авторам?

Михаил Бутов: В составе Литературной академии 109 человек - и симпатии тех или иных членов жюри нивелируются.


 

35. Люсиль , Элиста : Будут ли вручены специальные призы, например, не победителям? Учреждены ли какие-то специальные номинации в связи с этим?

Георгий Урушадзе: Еще в первом сезоне вручался специальный приз "За вклад в литературу". Также по итогам "народного голосования" присуждаются три приза читательских симпатий.


 

36. Надежда , Москва : Учитывается ли мнение зрительских симпатий при принятии окончательного решения жюри?

Георгий Урушадзе: Члены жюри проголосовали именными бюллетенями до оглашения результатов читательского голосования.


 

37. Елена , Москва : Когда открывается третий сезон? Будут ли внесены изменения в Положение о премии? В следующем году Вы ожидаете увеличения количества произведений-номинантов?

Георгий Урушадзе: Третий сезон премии откроется 27 ноября. С этого дня до 28 февраля 2008 года премия принимает рукописи и изданные произведения. Все подробности, в том числе Положения о премии, доступны на сайте http://www.bigbook.ru/. Новое положение о премии будет опубликовано на этом сайте 27 ноября и в газете "Книжное обозрение".


 

38. Наталья , Москва : Как будет проходить церемония награждения победителей конкурса? Где будет это мероприятие? Планируете ли вы организовать какой-то праздник, пригласить артистов? Спасибо

Георгий Урушадзе: Церемония вручения премии будет очень торжественной - этим праздником после многолетней реставрации откроется знаменитый Дом Пашкова.


 

39. Сергей , Новосибирск : Скажите, пожалуйста, за 2 года существования "Большой книги" заметили ли вы изменение качества литературы, поступающей на конкурс?

Михаил Бутов: Не заметил. Два года это не срок, чтобы можно было отследить такого рода процесс.

Завершающее слово:
Михаил Бутов: Любая литературная премия существует не сама по себе, сколько бы на нее ни выделялось денег, и каков бы ни был размер призов. Она зависит от того, насколько она будет принята авторами, как писатели будут с ней сотрудничать. Поэтому я бы хотел пожелать всем потенциальным участникам конкурса будущего года не бояться - шанс есть у каждого. Мы не пытались и не будем впредь навязывать литературному миру доминирование, скажем, московских или петербургских литераторов, или вообще обязательно представителей центра или двух столиц. Мы открыты. Нам интересно все, что поступит на премию. И каждую новую рукопись или каждую новую книгу мы открываем с надеждой.

Владимир Маканин: За чай – спасибо.

Георгий Урушадзе: 27 ноября начинается прием работ. Наша премия - открыта. Участвуйте.