О медиагруппе |Продукты и услуги
Онлайн конференция

Проблемы паллиативной медицины. Где и как оказывать помощь больным?

Существует большое количество болезней, при которых больные утрачивают способность к самообслуживанию, им требуется посторонняя помощь. Таким больным и нужна паллиативная помощь. Проблемы паллиативной медицины и пути их решения обсуждали эксперты: Александр Чуев – депутат ГД, Елизавета Глинка - Президент VALE Hospice и Александр Парфенов – заведующий отделением реаниматологии и интенсивной терапии НИИ нейрохирургии им.Н.Н.Бурденко.

 

ответы на вопросы

 

1. Антон , Москва : Почему Вы работаете с Чуевым?

Елизавета Глинка: С Чуевым я работаю 2 года. Это один из немногих депутатов, который оказывает непосредственную помощь  обреченным онкологическим больным в России.


 

2. Юлия Щербакова , Москва : Елизавета Петровна, подскажите, а хосписы берут только онкологических больных…Мой отец практически ослеп, один глаз-протез, после трех инфарктов, диабетик. В городских больницах держат две недели — и домой. Он измучен, не может так больше. Куда обратиться, спасибо Вам. Очень уважаю Вас.

Елизавета Глинка: К сожалению, в настоящее время хосписы принимают только онкологических больных. Но в Москве есть отделения сестринского ухода. Думаю, что в справочной службе Горздрава вам дадут телефон такого отделения.


 

3. Надежда , Москва : Каково участие страховых компаний в поддержании функционирования хосписов?

Александр Чуев: На мой взгляд, оказание услуг в хосписе должно входить в перечень тех услуг, которые  предоставляет обязательное медицинское страхование. 


 

4. Сушкова Екатерина , Москва : Скорее не вопрос, а реплика. Мой отец был диализным больным. В конце жизни он уже не мог ходить. Доставка его на диализ была мукой для него и сопровождающих. Все попытки найти мед.учреждение, которое за любую плату могло бы предоставить услуги по его проживанию и диализу в Москве не дали ничего. Необходимо иметь возможность госпитализировать таких больных, пусть платно, но нельзя превращать последние дни человека в борьбу с собственной беспомощностью и бессилием. Да — паллиативному лечению, Да — уважению к человеку. Медицина должна повернуться лицом к людям в безвыходной ситуации.

Александр Чуев: На мой взгляд, надо создать систему, при которой люди находящиеся в тяжелом состоянии будут иметь возможность бесплатно получить помощь и поддержку — каждый, независимо от заболевания, если он попал в такую ситуацию и  если ему требуется постоянный уход,  и специальное аппаратное поддержание жизненных функций, имеет право получить такую помощь. Россия — социальное государство. Забота о таких больных является одной из задач социальной политики.


 

5. Николай Павлович Разин , Москва : Александр, Вы планируете сотрудничать с фондом ВАЛЕ и Елизаветой Петровной?

Александр Парфенов: У Елизаветы Петровны большой опыт создания учреждений подобного типа в России и за рубежом. Естественно, ее участи создании паллиативной медицины для нейрохирургических больных неоценимо.


 

6. Г. Розаноф , С.Ш.А. : Правильно ли смерть ненавидеть? Бояться ее? Бороться с ней?

Елизавета Глинка: Правильно, спасибо.


 

7. Наталья: Прежде всего, хочется поблагодарить Елизавету Глинку, Александра Парфенова и Александра Чуева за неравнодушие к чужому горю, за помощь тем, кому "немодно" помогать. Александр Леонидович, скажите, пожалуйста, сколько больных, нуждающихся в паллиативной помощи, ежегодно проходят через Ваше отделение? Как долго (в среднем) они могут находятся у Вас? И насколько это сопоставимо с количеством и временем пребывания в Вашем отделении других больных?

Александр Парфенов: Исходя из опыта отделения реанимации института нейрохирургии, в год около 50 больных нуждаются в паллиативной помощи. Это примерно около 2% от всех больных, получающих лечение в отделении реанимации. В тоже время они занимают около 50% койко-дней всего отделения реанимации. Большинство больные находятся в отделении реанимации от 1 до 2 дней — это около 80 %. Основная масса больных — 92% — находятся от 1 до 10 суток.
Елизавета Глинка: Их перечисленных койко-дней следует, что количество койко-дней занятых инкурабельными больными — 23%. Эти больные, которые по тяжести могут находиться в хосписе, не дают возможность оказания специализированной помощи около 1.400 больным. Это недопустимо в условиях такого  высококвалифицированного и дорогостоящего отделения.


 

8. Курников Игорь , Киев : Елизавета Петровна, означает ли начало Вашей работы в Москве прекращение работы в киевском хосписе? Пожалуйста, не уходите.

Елизавета Глинка: Нет, начало моей работы в Москве не означает прекращения работы в Киеве. Я не уйду. В сентябре мы планируем открыть новое 2-этажное здание хосписа на 25 мест, включая 2 детские палаты паллиативного лечения.


 

9. Владимир Стародубцов , орёл : Насколько часто прибегают к эвтаназии (в странах, где она разрешена) больные рассеянным склерозом? Каков процент больных рассеянным склерозом среди лиц, желающих прибегнуть к эвтаназии, чтобы не быть обузой для родственников и общества? Какие государственные мероприятия в России планируются в ближайшее время для социальной защиты больных рассеянным склерозом (ведь этим недугом заболевают самые честные, порядочные, скромные и совестливые люди)???

Александр Парфенов: Я не знаю, какое количество больных с рассеянным склерозом прибегает к эвтаназии. Мое отношение к эвтаназии резко отрицательное. Задача медиков заключается в создании адекватных условий крайне тяжелым больным
Елизавета Глинка: Владимир, я знаю, что вы в Москве и будете проходить лечение в институте неврологи. Мы желаем вам, как коллеги, по крайней мере, достижения ремиссии. Не думайте об эвтаназии. Это моя личная просьба к Вам.
Александр Чуев: Мы постараемся оказать поддержку в приобретении коляски.


 

Александр Чуев10. Елена , Калининград : Здравствуйте! У нас, в Калининградской области нет ни одного учреждения, оказывающего БЕСПЛАТНУЮ паллиативную помощь. Город и область оторваны от России, многие родственники просто не могут приехать и забрать своих умирающих близких. Для многих это сложно и материально, и территориально. Уже не первый год идет разговор о том, что городу необходим хоспис, тем не менее дальше разговоров дело не идет. Не сомневаюсь, что Ваше мнение — хоспис нужен. Но, как сдвинуть дело со стадии разговоров, которые ведутся уже несколько лет?

Александр Чуев: Надо менять законодательство, принять закон о центрах паллиативной медицины. Я предлагаю обратиться к депутатам фракции Справедливая Россия в региональное отделение партии. Сергей Миронов, как председатель партии и председатель СФ, не раз говорил о необходимости создания хосписов и сегодня нам активно в этом помогает.


 

11. Элиза Бала , Калининград : Знаю, что Вами поднимался вопрос о создании отделения паллиативного ухода в городе Калининграде. Продвинулось ли решение этого вопроса?

Елизавета Глинка: Вопрос о создании такого отделения поднимается мной уже 3-й год. Дальше публикации статей в СМИ вопрос не продвигается. Необходимо обращаться к правительству с вопросом о смене руководства Горздрава. То же самое касается и отделения социальной защиты.
Александр Чуев: Если необходима помощь, то можно написать мне, я помогу сделать запрос и подключить коллег.


 

12. Алихович Алина , Москва : Вопрос о финансировании. Кто с вашей точки зрения должен финансировать: 1- строительство хосписов, 2 — закупку оборудования, 3- содержание больных, 4 — оплату труда медиков? Спасибо

Александр Чуев:  Финансировать закупку оборудования и сбор средств на строительство должно осуществляться всем миром. Государство должно принять самое активное участие в содержании больных, особенно, что касается оплаты труда персонала, ухаживающего за больными. При закупке нужен смешанный вариант — страховые компании, предприниматели, общественные организации, крупный бизнес, который базируется в городе. Эта проблема должна волновать всех.


 

13. Тамара Павловна: Насколько важно строить хосписы при специализированных больницах? Какое участие в жизни больного должен принимать лечащий врач, который вел этого больного ранее?

Александр Парфенов: Если речь идет о хосписах, то я полагаю, что их не обязательно строить при специализированных больницах. Если речь идет об отделении паллиативной терапии для нейрохирургических больных, то конечно, связь этого отделения со специальным учреждением должна быть тесной.
Елизавета Глинка: Эти больные — нуждающиеся в проведении искусственной вентиляции легких — должны быть сконцентрированы в одном месте — около или в отделениях нейрохирургии. Количество коек должно быть просчитано. Коечный фонд должен соответствовать истинным данным статистики. Важный аргумент — создание такого вида хосписа, сохранить ту преемственность, которая будет соблюдаться при передаче таких больных врачами из реанимации в отделения паллиативной терапии.


 

14. Вера: Скажите, а вы за специализацию хосписов или они должны существовать по принципу крупных больниц, где существуют различные отделения?

Александр Парфенов: Я за специализацию отделений паллиативной терапии, потому что в  этих отделениях должно осуществляться специализированное лечение. В ряде случаев, мы полагаем, что такое лечение продлит жизнь и улучшит ее качество.
Елизавета Глинка: Я слабо представляю хоспис, который работает как обычная больница. Надо учитывать мировой опыт, где среднее количество больных в хосписах — 20-30 человек.


 

15. Алексей Шапиро , Питер : Не будет ли перераспределена с началом работы хосписов общего направления работа реаниматологических отделений в больницах?

Александр Парфенов: Небольшое количество крайне тяжелых больных, нуждающихся только в паллиативной помощи, затрудняют специальное лечение у больных с применением высоких технологий. С открытием учреждений паллиативной медицины улучшится возможность оказания высокоспециализированной помощи у нейрохирургических больных.


 

16. Александра Катилевская , Москва : Поскольку на данный момент не существует специализированных хосписов для больных с тяжелой неврологической и нейрохирургической патологией, как решается вопрос поддерживающей терапии, ухода и динамического наблюдения этих больных на этапе выписки из специализированной клиники или отделения под надзор амбулаторной службы? Существует ли специально обученный персонал в Российский поликлиниках для курации и облегчения состояния этих больных на дому?

Елизавета Глинка: Александр, вопрос не решается: ни врачами, ни администрацией города. Вопрос ухода и наблюдения осуществляют родственники и близкие больного. Специально обученного персонала для работы на дому не существует. Существует пласт общества, который скрыт от общего взгляда. Цель этой конференции сказать, что такие больные есть и они нуждаются в нашей помощи.
Александр Чуев: Сейчас мы занимаемся работой по созданию в Москве, как пилотного проекта, — хосписа для неонкологических больных.


 

Александр Парфенов17. Александра Катилевская , Москва : Уважаемый Александр Леонидович. Как Вы считаете, нейрохирургический хоспис-это учреждение, которое должно существовать обособленно или же в структуре нейрохирургической клиники/отделения, либо на базе нейрохирургического госпиталя, чтобы обеспечивать преемственность ведения данной категории больных в совокупности с оперирующими хирургами, лечащими реаниматологами, службой реабилитации? Спасибо.

Александр Парфенов: В течение последних 8-10 лет стали внедряться высокие технологии в лечении нейрохирургических больных. В результате большая часть больных, которые раньше погибали, получают возможность полноценной жизни, или имеют ограниченный неврологический дефицит. В тоже время, стали появляться больные, которые нуждаются в длительной интенсивной терапии. Некоторая часть из них нуждается только в паллиативной помощи, другая имеет неясные перспективы, третья — пограничные состояния (респираторная терапия, совместно с реабилитацией). Поэтому, для обеспечения преемственности и улучшения исходов заболевания отделения паллиативной терапии должны быть тесно связаны с нейрохирургическим стационаром.


 

18. Павлычева Евгения, обозреватель газеты "Дзержинское время" , Дзержинск Нижегородская область : В нашем городе существовал замечательный хоспис при онкологическом диспансере, лежали в нем не только онкобольные. Был накоплен опыт, сложился просто бесценный коллектив. При переходе к страховой медицине хоспис закрыли, а главврачу еще и влепили штраф за нецелевой расход средств. Здание пустует и разваливается. Главный онколог так обжегся, что теперь едва ли захочет возобновить подобную деятельность. А потребность в этом в городе огромная. С чего здесь можно начать? Есть ли какая-то законодательная поддержка таких проектов? Как здесь можно заинтересовать мэрию?

Александр Чуев: Реформа здравоохранения и переход к страховой медицине «по-зурабовски» вообще привела к очень сложным последствиям в развитии ряда направлений медицины. Закрытие хосписа это не только неразумно и неправильно, но по отношению к больным это граничит с преступлением. Считаю, что первым шагом может быть коллективное письмо граждан в мэрию города, или в адрес руководства Московской области. Готов лично содействовать в случае написания такого письма в мой адрес с дальнейшим решением вопроса с финансирование, ремонтом, закупкой оборудования. Если Правительство Московской области, или мэрия Дзержинска согласились бы выделить средства, то это было бы хорошо.


 

19. Александра Катилевская , Москва : Уважаемый Александр Леонидович. Отслеживается ли судьба тяжелых пациентов Вашего НИИ после выписки? Существует ли патронаж тяжелых больных, выписанных на дом, медперсоналом Вашего учреждения? Если нет, то кто консультирует и курирует этих больных?

Александр Парфенов: В институте нейрохирургии существует научно-поликлинический отдел, поддерживается контакт между лечащими врачами и выписанными больными. В ряде случаев больные приглашаются на повторное обследование, и при необходимости им предлагается лечение в условиях стационара. Насколько я знаю, патронажа сотрудниками института не проводиться. Патронаж осуществляется по месту жительства.


 

20. Дмитрий: Есть ли у нас в стране законодательная база, которая обуславливает оказание паллиативной помощи населению?

Александр Чуев: К сожалению федерального законодательства, регулирующих создания хосписов практически нет. На сегодня деятельность хосписов регулируется правовыми актами субъектов, в т.ч Приказами управления Здравоохранения. В Москве такой приказ существует для онкологических больных. Сегодня крайне важно создание федерального законодательства, принятие соответствующего постановления. Об этом не раз говорил Председатель СФ Сергей Михайлович Миронов. В частности, направлен запрос в Правительство РФ с предложениями.


 

21. Валентина Григорьева , Киев : Какие самые сложные проблемы приходится решать при организации работы хосписа?

Елизавета Глинка: Самая сложная проблема — это человеческий фактор. Это невнимание чиновников, которые принимают законы, упрямство администраций, которые демонстрируют безразличие, отчаяние родственников, которые абсолютно бессильны. Остальные проблемы решаемы.


 

22. Ольга Гучева: Какие формы оказания паллиативной помощи существуют?

Елизавета Глинка: Формы оказания паллиативной помощи — помещение больного в стационар или оказание ему этой помощи на дому.


 

23. Лариса: В вопросе подобных больных меня больше всего беспокоит, что родственники такого больного, которые не являются врачами совершенно не имеют возможности получить самую простую информацию о том, что может облегчить жизнь такого больного, что могут делать для него они и у кого можно спросить совета как и что, и где можно научиться элементарным навыкам ухода.

Александр Чуев: Я предлагаю обратиться на сайт hospice. ru ,где есть вся информация. В каждом учреждении медицины должна быть такая информация. Если сейчас этого нет, то это один из печальных итогов, проводимой политики. Будем требовать. Я готов направить Зурабову соответствующий запрос.


 

Александр Чуев, Елизавета Глинка24. Мария , Москва : Здравствуйте. Самое страшное, что эти люди оказываются в изоляции от общества. Помню, как в году 90-м люди боялись сидеть на той же лавочке, где только что сидела неизлечимо больная женщина. С тех пор мало что изменилась. Любой человек заслужил достойную смерть, не под забором с пометкой в карте "вонял", "нет денег на него", "нужны свободные койки"… Нельзя в одиночестве заглядывать в темноту, нельзя позволять это людям. Иначе мы сами станем животными.

Александр Чуев: Наше общество стало не добрее, а злее, это печально. Надо становиться не только культурней, но и возрождать принципы взаимопомощи. Люди должны понять, как они тесно связаны с другими. В жизни каждого может случиться такая трагедия. Нам надо быть добрее. Это и последствия многолетнего атеистического подхода к вопросам жизни и смерти. Нам приходится заново восстанавливать понятия христианское братское отношение, жертвенность, восприятие больного и беспомощного человека как промысел Божий для себя, чтоб иметь возможность помочь. Я верю, что наше общество, с Божьей помощью, изменится к лучшему.
Елизавета Глинка: Спасибо за ваши слова.


 

25. Владимир: Насколько необходимо широко привлекать к работе в таких учреждениях представителей различных конфессий?

Елизавета Глинка: Представителей различных конфессий определяет состав больных. Хоспис — это светское учреждение, но по требованию больных могут быть приглашены священник, раввин, ксёндз.


 

26. Рождественская Надежда Васильевна , Санкт-Петербург : Есть ли, по вашему мнению, необходимость в волонтерской помощи таким больным? Есть ли у обычного человека реальная возможность такую помощь оказывать? Или эффективнее пересылать денежные средства на счета соответствующих организаций? Спасибо!

Александр Чуев: Все зависит от вашего желания. Можно участвовать в помощи самому, либо перечислить деньги, если у вас есть такая возможность.


 

27. Анна , Москва : В инфекционном отделении Тушинской больницы лежат терминально больные дети из детских домов. На них нет ни лекарств, ни белья, ни достаточных ресурсов и средств по уходу. Медсестры хотели бы, но не могут осуществить должный уход. Дети умирают мучительно, болезненно, в пролежнях, забытые и никому не нужные. Как организовано ведение и уход за тяжело больными сиротами и детьми из детских домов? Каково законодательство, и какова реальность?

Елизавета Глинка: Дорогая Анна, мы с Александром Викторовичем готовы подъехать и посмотреть на ситуацию. Звоните по телефону — 692-34-15. Кода мы увидим реальность, то с удовольствием объясним сотрудникам законодательство.


 

28. Александра , Москва : Лежачий больной после ЧМТ.60 лет. Тяжелый, но стабильный, благодаря усилиям дочери и жены. Они совершают этот подвиг год. Но и они всего не могут. Анализы берутся раз в полтора месяца, готовятся 2 недели. Назначить по ним терапию и коррекцию невозможно. Возить его куда-то тоже невозможно. Участковые врачи кивают — не поликлинический больной — нужна госпитализация. Госпитализировать невозможно — лежачий и угрозы жизни нет. Платная реабилитация таких больных и лечение непосильны для многих. Что делать? Родным выучиться на врачей? Завести собственную лабораторию для анализов? И лечить папу самостоятельно?

Александр Чуев: Ситуация тяжелая. К сожалению, сегодня целый ряд больных находятся в таком состоянии. В данном случае хоспис идеальное решение. Пока хосписов для неонкологических больных нет, но его мы планируем создать первым. Можно попробовать госпитализировать его. Предлагаю обратиться ко мне с запросом. Если создание хосписа произойдет быстро, то можно будет обратиться туда и постараться разместить его в хоспис.


 

29. Юрий: На бюджеты каких уровней (федеральный, региональный, муниципальный) вы планируете возложить финансирование хосписов? Или ФОМС?

Александр Чуев: Думаю, участвовать в создании хосписов должен и региональный, и федеральный бюджет. Оплата врачам может включать комбинированные варианты, включая и средства ФОМС.


 

30. Татьяна , Новосибирск : Какие, с Вашей точки зрения, конкретные действия неравнодушной общественности могут в данный момент эффективно повлиять на изменение ситуации и побудить к активным действиям со стороны правительства в вопросе организации полноценной системы паллиативной помощи?

Александр Чуев: Неравнодушные люди могут начать кампанию по сбору подписей. А мы стараемся сделать то, что можно на своем уровне, совместно с Центром Христианское согласие, который начнет создание первого неонкологического хосписа.


 

31. Анастасия , Москва : Здравствуйте, Елизавета. Вопрос от меня и моих друзей. Допустим, я простой гражданин, далекий от проблем онкологии. Но у меня есть возможность регулярно помогать небольшими суммами на лекарства заболевшим людям. Интернет и СМИ публикуют очень много информации о тех, кому нужно помочь. Половина из них оказываются выкачкой денег мошенников. Теперь вопрос: как определить по публикациям именно тех, кому действительно нужна помощь.

Елизавета Глинка: Вы должны определиться с фондом, которому вы доверяете, и работайте с ним.


 

32. Анатолий: Если предположить, что в скором времени паллиативная медицина выделится в отдельную отрасль, то откуда брать кадры? Ведь у нас нет специализированных факультетов и даже кафедр в вузах для обучения такого рода специальности?

Елизавета Глинка: Кадры надо обучать, а специальные факультет есть у нас в Ульяновске, единственный центр обучения. Из разговора с А.И.Вялковым. я поняла, что проблема с обучением врачей паллиативной медицины будет решаться на федеральном уровне.


 

33. Алексей Вороновский: Что планируется делать, чтобы законодательно регламентировать бесплатную помощь онкологическим больным?

Александр Чуев: Она и так бесплатна законодательно. А в реальности метод «выкачивания денег» из больных стало повсеместной практикой «врачебного» бизнеса. Это не просто нарушение закона. О всех фактах вымогательства прошу сообщать на мой адрес. По этим обращениям будут сделаны запросы в региональные прокуратуры.


 

Елизавета Глинка34. NectoN , Москва : Оправданы ли траты на вегетативных больных с мертвой корой головного мозга, если у нас не хватает ИВЛ даже для экстренных больных? Нет ни мест, ни ставок?

Елизавета Глинка: Хосписы говорят о нравственности общества. На вопрос о том, оправданы  ли траты на поддержание вегетативных больных могут ответить родственники этих  больных. Их матери, жены, мужья и дети. Проблема с нехваткой аппаратов не связана с количеством коматозных больных, а с разгильдяйством на уроне обеспечения аппаратами региональных и городских больниц.


 

35. Ника Фадеева: У меня не вопрос, а просьба. Александр, пожалуйста, помогите развитию паллиативной медицины в России. Как депутат и человек. Уже то, что вы участвуете в этой конференции говорит о многом. Пожалуйста, не сдавайтесь и не сдавайте нас. Спасибо.

Александр Чуев: Я не собираюсь отступать, думаю, что мы сможем осуществить задуманное и создать первый неонкологический центр паллиативной помощи в Москве. Далее добиться решения этого вопроса на федеральном уровне, в том числе и рамках проекта "Здоровье".


 

36. Екатерина , Москва : Здравствуйте! Прошу прощения, но у меня не вопрос, а сообщение о поддержке, моем голосе "за" в пользу несчастных людей, лишенных помощи. Спасибо тем, кто неравнодушен!

Александр Чуев: Я верю, что мы победим.


 

37. PPL2: Уважаемая Доктор Лиза! Возможно ли прогнозировать потребность в количестве мест в хосписе? Существует ли какого-либо рода статистика по больницам / районам / областям, на основании которой можно было бы определить потребность в койко-местах? Может быть онко-диспансеры и подобные им должны передавать местным хосписам сведения об их потенциальных больных, что бы не было явочного порядка при устройстве в хоспис? Возможно ли это вообще? Спасибо, PPL2

Елизавета Глинка: Потребность прогнозировать существует. Больницы передают хосписам данные о больных. Явочного порядка не существует.


 

38. Наталия , Киев : Елизавета Петровна, добрый день. Скажите, в какой стране проблема хосписов и оказания паллиативной помощи неизлечимо больным более-менее решена? Можно ли внедрить такую модель в странах СНД (Россия, Украина)? Что мешает больше всего в этом вопросе?

Елизавета Глинка: Проблема хосписов решена в Америке и в Европе. Принята Венецианская конвенция, которая предполагает развитие движения в странах СНГ и России. Больше всего мешает отсутствие понимания.


 

39. Дмитрий Седых , Кировская область : Не считаете ли вы необходимым законодательно утвердить перечень неотложных заболеваний (состояний) при которых медпомощь должна оказываться всеми лечебными учреждениями абсолютно бесплатно любому, обратившемуся за ней? А также ввести уголовную ответственность руководителей медучреждений за отказ в госпитализации (равно оставление в беспомощном состоянии) при таковых, и за взимание платы с инвалидов (в т.ч. детей-инвалидов)? Сегодня государство через медицинские учреждения отбирает у детей-инвалидов те жалкие средства, которые выделяет через органы соц."защиты".

Александр Чуев: С вами согласен, такой перечень просто необходим сегодня, я думаю, что возможно придется говорить о поправках в УК усиление статьи за неоказание медицинской помощи. Сегодня специфические формы преступления — отказ от госпитализации — становятся повсеместным, уголовные дела не возбуждаются. Это приводит к тому, что появляется каста врачей, которые забыли не только о клятве Гиппократа, которые смотрят на свою работу как на бизнес.


 

40. Екатерина, 27 лет, специальный педагог: Здравствуйте, Елизавета! Я 5 лет работаю в системе психолого-педагогической реабилитации детей с ограниченными возможностями здоровья. У нас есть семьи, в которых есть детки с неизлечимыми тяжелыми заболеваниями, для которых осталась только паллиатив. Медицина. Очень тяжело, когда не хватает лекарств, необходимого медоборудования, повседневной информационной и др. (медицинской, консультативной) помощи в уходе. Родители практически оказываются в вакууме, один на один со своим уходящим ребенком. Пожалуйста, не останавливайтесь! Нам так важно знать, что мы не одни. И мы верим, что только всем вместе можно изменить ситуацию. Спасибо

Елизавета Глинка: Катя, вы не одни. Я вам желаю успехов с вашими трудными детками.


 

41. Мария Сергеевна, г. Самара: Добрый день! Бабушка после инсульта прожила год, а из больницы выписали ее на третий день. Все делали сами. Медсестры отказывались приходить на дом и колоть выписанные врачом препараты, вымогали деньги. Когда становилось хуже, отказывалась приезжать «скорая», мол, ничего не сделаешь. Было невыносимо смотреть на страдания близкого человека от пролежней, слышать ее крики. Выписать больничный "здоровому" врач приходит, а к такому больному отказывался приходить и хоть как-то облегчить страдания. Когда в России можно будет получить медпомощь вне зависимости от прогноза продолжительности жизни?

Александр Чуев: Таких врачей надо гнать из медицины поганой метлой. Сегодня нам крайне необходим закон "О врачебной деятельности", определяющий статус врача, устанавливающий принципы врачебной деятельности, конституирующие создание реального врачебного сообщества, способного давать оценку. в т.ч и квалификационную, тем врачам, которые в своей деятельности не выполняют свои должностные обязанности.


 

42. Ishanna , Москва : Хочу помогать вам. Какие вакансии существуют в хосписе, помимо медицинских?

Елизавета Глинка: Все вакансии хосписа отражены на сайте hospice.ru


 

43. Инна Ярова , Москва : Здравствуйте! Хотелось бы узнать, когда будет программа по помощи больным с тяжелыми заболеваниями — муковисцидоз, онкология, гемофилия, и других? Или уважаемые депутаты ждут, когда больные умрут, и проблема отпадет сама собой? Районные медики не выписывают бесплатные лекарства — нет выделенного лимита, выписываются простейшие лекарства. Конечно, депутаты настолько уже живут в своем мире, что им не до простых людей — ведь у них есть все для нормальной жизни. Но население состоит не из депутатов. Себе они не забывают повысить заработные платы.

Александр Чуев: Данный вопрос находится не в ведении депутатов, а в ведении министерства здравоохранения и должен решаться также через Национальные проекты. По мере своих сил и возможностей я участвую в социальной и благотворительной деятельности. Если говорить о программе помощи больным, то она должна быть принята Постановлением РФ, либо отдельные вопросы должны решатся приказами Минздрава. Мы можем помочь только ограниченному числу больных.


 

44. Мария , Череповец : Должны ли обезболивающие препараты выписываться раковым больным бесплатно? К кому обращаться, если этого не происходит? От рака у меня умерла тетя, обезболивающие дочь покупала за деньги.

Елизавета Глинка: Все обезболивающие препараты выписываются БЕСПЛАТНО. Если этого не происходит то вам надо обращаться к главному врачу поликлиники, хосписа, к которому вы прикреплены, в городской или областной отдел здравоохранения.


 

45. Александр Жученко , Нижний Тагил: Елизавета Петровна, планируется ли создание хосписов в регионах России? У нас в России ужасающий разрыв в качестве и возможностях медицинской помощи между столицей и другими городами. Хотелось бы, чтобы такую нужную помощь могли получить люди из глубинки.

Елизавета Глинка: Хосписы в регионах есть. О разнице в качестве мы все осведомлены и хорошо видим по больным, которые поступают из регионов. СФ готовит обращение о создании хосписов во всех региональных центрах России.


 

46. Анна ПАЛЬЧЕВА, Милосердие.Ру: Почему человека тяжелобольного, например, инвалида, или человека с искусственной почкой не считают неизлечимо больным? Как определяется, кому нужна паллиативная помощь, а кому — нет?

Александр Чуев: Потому, что изменились условия предоставления инвалидности. Теперь инвалидность заменена на определение утрата трудоспособности. Надо менять законодательство, в том числе, и законодательство об Охране здоровья граждан РФ. Паллиативная помощь должна быть предоставлена любому инкурабельному больному, а также больным в состоянии при котором они не могут физически обслуживать себя сами.


 

47. Анна ПАЛЬЧЕВА, Милосердие.Ру: Где и кто ухаживает за людьми, умирающими от СПИДа? Нужна ли специальная профессиональная подготовка для людей, ухаживающих за умирающими больными, или можно обойтись общими знаниями об уходе?

Елизавета Глинка: Обязательно нужна специальная профессиональная подготовка.


 

48. Калачёв Алексей: На сегодня стоит остро вопрос об оказании паллиативной помощи инкурабельным пациентам детского возраста. Многие благотворительные организации говорят о создании отдельно детских хосписов. Как вы видите решение этой проблемы?

Елизавета Глинка: Я не согласна с созданием отдельно стоящих детских хосписов. На это несколько причин — во-первых, общение между собой родителей умирающих детей. Оно затруднено, потому, что дети умирают в разные периоды времен и мать одного, считает, что ее ребенок должен прожить столько же, сколько прожил ребенок из другой палаты. Во-вторых, не оправдало себя и содержание детских хосписов в мире. В больницах могут находиться и взрослые, и дети. Вопрос персонала — очень тяжело работать, когда хоспис наполнен умирающими детьми. Решение проблемы я вижу в создании специализированных детских палат в структуре взрослых хосписов. К счастью, детей столько не умирает, чтоб создавать для них отдельные хосписы.

Завершающее слово:
Елизавета Глинка: В настоящее время проблема обеспечения паллиативной помощи онкологическим больным  решена. Создано 8 хосписов и открывается 9-й для больных раковыми заболеваниями. Но это касается исключительно онкологических больных. Цель нашей конференции, нашего присутствия здесь – сказать о том, что в настоящее время потребности других больных с другими неонкологическими заболеваниями должны быть решены. Мы – два врача и депутат, рассчитываем на поддержку общества в этом вопросе. Не лишне будет добавить, что нахождение и лечение в нашем хосписе должно быть бесплатным, не зависимо от материального положения. Потому, что мы исповедуем те принципы, которые исповедуют во всем мире – за смерть платить нельзя.

Александр Чуев: Я надеюсь, что нам удастся реализовать задуманный проект. Сегодня огромное число лишенных возможности самостоятельного существования не просто забыты, а фактически выброшены из социума вместе с их близкими, не имеют ни реальной помощи, ни поддержки. Такое положение вещей не достойно цивилизованного общества и аморально. Создание сети центров паллиативной медицины, я думаю, будет первым шагом в изменение этой ситуации и возвращению государству реальной социальной ответственности за эту категорию граждан.

Александр Парфенов: Мы полагаем, что создание в России отделений с адекватной медицинской помощью обреченных нейрохирургических больных представляется высоко востребованным.  Оно решит не только моральные аспекты проблемы, но и будет экономически целесообразным, позволит решить многие научные проблемы.