О медиагруппе |Продукты и услуги
Онлайн конференция

Патронатное воспитание в России: достижения и дальнейшая судьба

Что мешает развитию патроната в России? Почему дети, которые могли бы легко быть устроены в семьи, продолжают содержаться в детских домах? Почему семьи, готовые принять детей на воспитание, стоят в очереди за детьми, которых «не хватает»? Что стоит между семьей и ребенком? На ваши вопросы ответили директор детского дома №19 и фонда «Наша семья» Мария Терновская, руководитель реабилитационной службы детского дома №19 детский психолог Мария Капилина и руководитель региональных проектов фонда «Наша семья» Ольга Альфер.

 

ответы на вопросы

 

1. Марианна Беленькая, РИА Новости , Москва : Мария Феликсовна, насколько я знаю, Вы собираете подписи в защиту патроната в связи с тем, что в ряде регионов готовятся законы, ликвидирующие работу центров, подобных Вашему. Как я поняла, все началось с высказываний Екатерины Лаховой, что регионы имеют законы о патронате, противоречащие федеральному. Если это действительно так - в чем суть противоречий законов и пробовали ли Вы обсудить эту проблему с Лаховой? Возможно нужно изменить федеральный закон, а не местные?

Мария Терновская: Здесь несколько вопросов... Мы не согласны с тем, что регионы, имеющие законы о патронате, нарушают Федеральное Законодательство. Патронатное воспитание в России - это форма устройства детей в семью, которое предполагает разграничение прав между семьей и уполномоченной организацией органов опеки. Возможность введения этой формы предусмотрена Семейным кодексом РФ ст. 123 . Иные форма устройства могут регулироваться региональными законами. Патронатное воспитание было введено в 38 субъектах, региональными законами на основании этой статьи. Противоречия нет. В чем проблема - патронатное воспитание предполагает наличие уполномоченных организаций, с которыми семья совместно осуществляет работу по защите права ребенка. Т.е. на местах должны создаваться профессиональные организации по устройству детей в семью, работающие по договору с органами опеки. Детьми начинают заниматься на один-два администратора органов опеки или 10 администраторов регионального банка данных, а целая группа - 35 человек: психологи, педагоги, социальные педагоги, врачи. Под словом «заниматься» понимается ведение ребенка, определение его потребностей, удовлетворение их, начиная с момента, когда он попадает в систему защиты прав детей до выпуска в самостоятельную жизнь, по всему процессу. В результате мы уходим от кулуарности принятия решений по детям, вводим в нее специалистов, оказываем помощь семьям и ребенку . Как на этапе, когда еще можно спасти биологическую семью ребенка, как и в том случае, когда ребенка забирают и его нужно устроить. Мы оказываем помощь тем, кто взял ребенка на воспитание. Те, кто против патроната, те против профессионализма в работе с детьми при семейном устройстве. Мы пытались обращаться в думу, но интереса обращение не вызвало.
Безусловно, нужно изменить Федеральное Законодательство, а именно ввести в него единую категорию детей, с тем чтобы вести детей от выявления неблагополучия в семье через все этапы защиты прав ребенка до совершеннолетия., т е. до выпуска в самостоятельную жизнь, включая устройство. Кроме того, нужно ввести патронатное воспитание на основе разграничения прав между семьей и уполномоченной службой органов опеки, ввести стандарты организации работы самого органа опеки и ряд других позиций. Такой закон сформулирован, и мы надеемся, что он будет рассмотрен. Обращаемся к депутатам с просьбой поддержать этот закон.
Действительно, сейчас ситуация очень серьезная, т.к. в ряде регионов потихоньку сворачивают действия региональных законов путем сокращения сроков действия патроната до полугода, путем перевода патроната из семейной формы устройства в форму воспитания в детском доме и вводя процедуру оформления, которую невозможно выполнить. Например, в ряде регионов семья должна заключать 3-4 договора одновременно. Действительно, комиссия депутата Лаховой написала закон о работе органов опеки и попечительства., который по сути запретит патронат даже на уровне региональных законов, а вместе с ним и все профессиональные службы. Речь идет о судьбе 7 тысяч детей, уже устроенных в патронатные семьи. 


 

2. Надежда , Москва : Чем опека отличается от патроната? Я никак не могу разобраться.

Мария Терновская: На первый вопрос - опека и приемная семья предполагают передачу всех прав по защите ребенка, людям взявшим ребенка в семью. Никто не обязан этой семье помогать. Это как бы временное усыновление. Сроки помещения ребенка на опеку или в приемную семью устанавливаются при заключении договора с приемной семьей. В случае патроната срок помещения ребенка такой же, как и при опеке (т.е. может быть до совершеннолетия), семья получает некоторые (не все) права по представлению интересов ребенка - ответственность за жизнь и здоровье в первую очередь и ряд других, но при этом существует определенная доля прав и обязанностей сохраняется у профессиональной службы, которая в этой ситуации обязана предоставлять  помощь семье. Права и обязанности и семьи и службы четко разграничиваются в договоре, юридически определены. Это переводит службу из разряда контролера в разряд помощника, партнера семьи. Тем самым наилучшим образом обеспечиваются потребности ребенка.


 

3. Наталия Покровская, "Московская правда", акция "Дети Москвы" , Москва : 1. Как вы оцениваете деятельность служб опеки по предотвращению социального сиротства в Москве? Что нужно сделать, чтобы они начали реально решать эту проблему? 2.Прокомментируйте, пожалуйста, мнение г-жи Лаховой о том, что при развитии патроната количество сирот в нашей стране не уменьшится. 3.Сколько времени должна занимать подготовка патронатного воспитателя и ребенка для адаптации в замещающей семье? 4.Ваша оценка работы 12 экспериментальных уполномоченных служб в детстких домах системы образования в Москве? Спасибо.

Мария Терновская: Во-первых, я не стала бы оценивать действия служб органов опеки, потому что семейным устройством там занимаются 2-5 администраторов, не являющихся профессионалами по работе с детьми и семьями. Предотвращением социального сиротства занимается наша служба. В каждом округе Москвы надо открыть аналог нашему центру, имеющему как службы социального патроната по спасению, так и по реабилитации, и по устройству детей в семью. Поскольку комиссией Госдумы блокируются изменения в законодательстве, то во многих регионах такие площадки существуют в виде экспериментальной базы. И там, где они реально работают, количество сирот уменьшается : 95% детей помещаются в семьи. Та же картина там, где есть полный набор служб. Если удастся принять Федеральный закон, то патронатные службы будут повсеместно созданы, что приведет за 10 лет к решению проблемы социального сиротства. На этот счет есть расчеты и написанные предложения и программы.
Мария КапилинаМария Капилина: Есть две стороны в замещающей, приемной семье, которые должны стать одним целым. Это ребенок и принимающие его родители. Для взрослых важно пройти тренинг. Задача которого, не только информирование приемных детей и возможных трудностях, с которыми придется справляться семье, но и эмоциональное погружение и способность на глубоком уровне понять, что происходит с ребенком, утратившим родную семью и стоящим перед задачей сформировать новые привязанности. По времени подготовка семьи занимает 3-4 месяца. Это срок включает сбор документов, обследование семьи и тренинг. Все это время в семье происходит внутренний процесс, результатом которого становится более глубокое и реалистичное понимание своих возможностей как принимающей семьи и потребностей приемного ребенка. Именно этим определяется срок подготовки. Сами занятия и обследование семьи занимают около 2 месяцев. Для ребенка срок подготовки зависит от возраста и степени травмированности и отношений с его кровной семьей. Диагностика и реабилитационный процесс могут занимать примерно около полугола, однако детей младшего возраста, до 3-х лет, нужно передавать в семью как можно быстрее, без прохождения этапа знакомства, и реабилитацию проводить в семье, вместе с родителями.
Мария Терновская: Я бы воздержалась от оценок деятельности московских площадок по патронату, поскольку исследований на этот счет не проводилось, работают они не по нашей методике, мы можем судить только по информации, которая к нам поступает из прессы и от коллег. Судя по этой информации, не во всех местах есть службы. Там работают всего по нескольку человек, хотя самое главное, важно не наличие только людей, занимающихся патронатом, а перестройка всего учреждения целиком (как у нас), поскольку надо заниматься и отношениями ребенка с кровной семьей, реабилитацией ребенка силами различных специалистов, дальнейшими посещениями и взаимодействием с ребенком после устройства в семью (чем должна заниматься еще одна отдельная служба), а также надо иметь группу подготовленных сотрудников, занимающихся привлечением, подготовкой и дальнейшей помощью семьям, желающим воспитывать и воспитывающих детей. Только когда присутствуют все элементы работы, может быть достигнут успех. Заметим, что очень важен профессиональный подбор ребенку совместимой с ним семьи, а не наоборот. Также нельзя делить все части этой работы по разным организациям (например, в одном месте занимаются детьми, в другом – дают заключения на семьи, в банке данных по базе данных выбирают семье ребенка, а потом кому-нибудь поручают отвечать за то, что получилось). Еще, как мы слышали, применяется так называемый гостевой патронат («патронат выходного дня»). На наш взгляд, такая форма помощи детям возможна только в очень ограниченном количестве случаев: либо ребенок привязан к своей собственной семье и помещен в приемную на долгий срок быть не может, либо он готовится к выпуску из детского дома и ему нужны друзья, а не родители. Во всех остальных случаях от применения патроната выходного дня ребенку наносится травма, потому что он нуждается не во временных посещениях, а в постоянной семье и стабильных отношениях с близкими взрослыми. Постоянное возвращение в детский дом может восприниматься ребенком как отказ от него.


 

4. Ольга Юрьевна , Екатеринбург : Добрый день! Скажите ,пожалуйста, на каком уровне будет финансироваться данная программа, потому что с недавнего времени обязанности по реализации данного направления возложены на субъекты Федерации? Укажите, пожалуйста, контактные телефоны региональных проектов фонда.

Мария Терновская: Все учреждения для детей сирот, в соответствии с 122 ФЗ, финансируются из бюджетов субъектов Федерации. Это касается не только патронатных служб. По поводу финансирования: когда детский дом начинает заниматься патронатом, это означает, что он перепрофилируется и средства, которые предназначены для детей, передаются семье. Это во-первых. А во-вторых, часть фонда оплаты труда сотрудников идет на оплату труда воспитателей в семьях, с которыми заключен трудовой договор. Поэтому, когда финансируется детский дом, то может быть профинансируема и патронатная программа. Есть проекты в регионах, специалисты которых прошли переподготовку у нас. Можно писать нам по электронной почте fosterp@mail.ru, еще создается сайт www.pro-mama.ru, который пока не запущен, но скоро вся информация о проектах будет размещена, надеемся, после 17 мая.


 

5. Алена , Москва : Правда ли, что у нас очереди на детей? А откуда тогда 260 тысяч детей в детских домах?

Мария Терновская: 260 тысяч детей живут в детских домах, к сожалению, но существует миф, что желающих взять детей нет. На самом деле таких людей много. Просто нет профессиональных служб по работе с этими людьми и нет тех, кто занимался бы этим вопросом "от и до". Усыновители должны обойти 5-6 инстанций, что очень сложно. Реформа, которую мы предлагаем, предполагает создание уполномоченной профессиональной организации органа опеки, которая будет отвечать за то, чтобы поместить максимальное количество детей, нуждающихся в семейном устройстве на данной территории, в семьи и отвечать за это - за результат для ребенка. Возникает связующее звено для ребенка и семьи, при чем работающее профессионально, имеющее специалистов и отвечающее за успех.  Это тот самый механизм, о котором говорил президент в своем предыдущем послании - сокращение детей в детских домах.


 

6. лана , белгород : Здравствуйте, хотели узнать по поводу усыновления, опеки из другого города, как говорят мои знакомые (они усыновляли в нашем городе), из другого города взять малыша просто не реально - всякие препоны, не выплата пособий, опека "просто не поставит подпись" поэтому хотелось спросить, что нужно что бы взять малыша из того же подмосковья,и еще- у нас 2-х комнатная хрущевка, нас там проживает 4 человека, вот ваше ЛИЧНОЕ мнение - нужна ли ребенку семья, где спать прийдется на 2-х ярусной кровати, и вообще не очень-то просторно, доходы средние, не обвинит ли потом ребенок нас за то, что мы его взяли? Спасибо

Мария ТерновскаяМария Терновская: По поводу другого города. По закону, есть возможность взять ребенка из другого города. Но проблема в том, что 1-2 администраторам в органе опеки некогда этим заниматься. Пока не будут созданы профессиональные службы, дело не сдвинется. По поводу материальных условий в семье: важно, чтобы у ребенка была возможность иметь свое собственное пространство, не обязательно отдельную комнату. А что самое важное - какие отношения будут в этой семье. Будут ли любить и будут ли привязанности. Посоветую добиваться того, чтобы взять ребенка, если есть настрой. Желаем Елене успехов.

Мария Капилина:  Опыт показывает, что стабильность устройства ребенка в семью определяется не сложностью проблем ребенка и не материальным доходом родителей, а взаимной привязанностью между приемными родителями и ребенком. Если она есть, то все проблемы со временем разрешаются, а материальные условия не играют вообще никакой роли. 


 

7. Юлия Богданова : Как вы думаете, почему Румынии в общем удалось за 2-3 года закрыть детские дома, устроить детей в семьи, которые расчитаны максимум на 12 детей и соответсвуют гуманитарным нормам. А у нас принципиально проблема годами не решается.

Мария Терновская: В Румынии, когда начиналась деинституционализация, были такие же стартовые условия, как в России. Но там была политическая воля изменить ситуацию, выраженная не только на самом высоком уровне (она у нас тоже есть, поскольку Президент дал поручение), но и выраженная в определенных законодательных актах и утвержденных положениях по передаче детей в семьи. Были созданы профессиональные службы по устройству детей и утвержден весь порядок ведения дела ребенка в процессе защиты прав. Что и привело к результату. Как показывает опыт наших площадок, 90% детей устраиваются в семьи. Россия большая страна, поэтому нам потребуется не 2-3 года, а 10 лет. Не решается проблема, потому что есть сопротивление и нежелание изменить систему, инертность и непонимание проблем детей, нежелание утраты контроля при распределении детей. Есть глубокая вера, что семейное дело - исключительно дело власти. Это не так.


 

8. Марина : Люди, которые хорошо знают проблему, в один голос утверждают, что не надо придумывать ничего нового, что механизмы перехода от крупных детских домов и интернатов к маленьким детским домам семейного типа или прямо к семейному размещению детей-сирот давно разработаны на Западе, нужно только грамотно перенять опыт, приспособив его ко всем особенностям сегодняшней российской жизни. Возможно ли в будущем в России уход от больших детдомов к семейным домам? Какое число детей в приемной семье вы считаете оптимальным? Спасибо

Мария Терновская: Такие подходы разработаны и у нас, на примере наших патронатных площадок. Это и есть пример подхода. Если будет принят Закон и Положение, то в России можно будет перевести детей в патронатные семьи. Количество определяется потребностями детей, чтобы они удовлетворялась. Что является нормой в обществе, должно быть нормой и в приемных семьях.


 

9. Юлия , Москва : Здравствуйте. Даже не знаю кому задавать вопрос. Ну и кто же стоит между семьей и ребенком? Почему же никак не разомкнется этот ужасный круг ждущих детей и не менее ждущих родителей? Значит это кому то выгодно? У нас же всегда кто-то наживается на чужом горе... Почему такая неорганизованность и хаос, почему валонтеры бьются с государством, а не идут с ним рука об руку, точнее сказать даже не бьются, а просто не обращают друг на друга внимания. Почему отказнички живут в больницах, хотя их ждут потенциальные мамы и папы? Что за отношение к детям?

Мария Терновская: На наш взгляд, существуют определенные злоупотребления и те причины, что мы указали в ответе на предыдущие вопросы.


 

10. Лера , Москва : Каким вы видите дальнейшее становление патронажного сопровождения детей у нас в стране? С какими трудностями сталкиваетесь, что предпринимаете?

Ольга АльферОльга Альфер: Сегодня мы переживаем исторический момент: развитие пойдет либо в сторону профессионализации, либо произойдет откат до уровня 1994 года. Сейчас на самом высоком уровне признано право ребенка на семью, но пока систему не «насытят» специалистами, которые прямо работают с ребенком и семьей, никакого масштабного устройства на уровне Государства не произойдет. На сегодняшний день мы имеем кадры, это те специалисты в регионах, которые имеют опыт работы с кровными, замещающими семьями. Они прошли подготовку у нас. Сегодня в разных регионах наблюдаются тенденции, нивелирующие весь этот опыт по профессиональной помощи детям. Например, Калининградская обл., Гурьевский район, центр "Радуга", который работает с кровными замещающими семьями с 1999 года и на основе опыта работы которого был создан закон Калининградской области о патронатном воспитании и который вместе с детским г. Советска начинал всю профессиональную работу, признанную приоритетом области. Этому Центру запретили работать по устройству детей местные власти, мотивируя это тем, что бухгалтерия не знает, как платить сотрудникам за работу по патронату. 25 детей этого центра передают в детский дом, Так же закрыт детский дом г. Советска, т.е. одни из самых старейших патронатных площадок России с бесценным опытом оказались невключенными в компанию Калининградской области по патронатному воспитанию. Бесценнейший опыт оказался никому не нужен, и на сегодня патронатом поручили заниматься детским учреждениям, совершенно не владеющим ни знаниями, ни технологиями. Что будет с 25 детьми и семьями, которые остались без помощи специалистов, которую они получали годами, - время покажет. Разбазаривание кадров и технологий - одна из тенденций нашего времени наряду с компанейщиной по закрытию детских домов. Мы, как центр, являющийся носителем идей профессионального подхода, пытаемся сохранить кадры и проводим дальнейшую работу по распространению. То, что профессиональная работа важна, мы убеждаемся каждый раз, когда к нам приезжают люди из регионов (а это случается каждую неделю), которые в один голос говорят о необходимости тесного контакта с семьей, о статистике отказов от детей при опеке, приемной семье, о сложности адаптации ребенка и семьи друг к другу. К сожалению, голос профессионалов слабее, чем голос администраторов.


 

11. Лена : С какими самыми большими трудностями сталкивается патронажная семья?

Мария Капилина: Основные трудности связаны, во-первых, с естественным процессом адаптации ребенка и семьи друг к другу, во-вторых, с кризисами, которые возникают в развитии любых отношений с течением времени. И тут приемные семьи не очень сильно отличаются от обычных семей. В-третьих, есть чувства самих родителей, которые также могут принимать "критические " формы. Любые из этих трудностей могут привести к такому накалу страстей и усталости, что и у семьи и у ребенка может возникнуть ощущение безысходности и желанию расстаться. Для того чтобы разрыва не произошло, как раз и необходимо сопровождение - социальное и психологическое. Конкретные проблемы - воровство, проблемы в обучении, ревность между детьми, агрессивность - решаются специалистами не только в то время, когда ребенок находится в семье, но и в период подготовки к приему ребенка в семью Очень важно, чтобы приемная семья, в которой возникает критическая ситуация, в качестве ресурса имела возможность обращения в ту социальную психологическую службу, с которой у нее уже сформированы партнерские отношения, которая обладает информацией об истории и проблемах ребенка и семьи и с которой уже есть позитивный опыт решения проблем. Это может быть обеспечено только при условии единого процессного ведения ребенка и семьи от момента выявления до ситуации совместного проживания. Те, кто занимается детьми, должны заниматься и семьями, до и после устройства.


 

12. Далилай Мария : Кто и как определяет/распределяет какой ребенок может попасть в патронатную семью? Это делает сама семья? Случались ли, если вам известно, возвраты детей в детские дома? Может ли ребенок перемещаться из одной семьи в другую?

Мария КапилинаМария Капилина: Подбор ребенка и семьи друг к другу осуществляется совместно службой устройства в семью (люди, работающие с приемными родителями) и реабилитационной службой (работающей с детьми). На основе анализа потребностей ребенка и сопоставления их с возможностями потенциальной семьи. Первый этап - гипотеза обеих служб о том, какая семья может помочь конкретному ребенку. Следующий шаг - беседа с семьей, когда людям предлагают подумать о возможности устройства к ним ребенка, семье рассказывают о ребенке, предоставляют всю имеющуюся информацию, фото- и видеозаписи, дают время на то, чтобы обдумать это предложение. Семья имеет право отказаться. Наша принципиальная позиция: мы ищем семью для ребенка, поэтому мы не устраиваем выбор детей и смотрины. Семья видится с ребенком после того, как принимает решение. Таким образом, это совместное трехстороннее решение - семьи, ребенка и служб по устройству.
Проблема возвратов существует при любой форме семейного устройства детей. Потому что нельзя предусмотреть всех трудностей и подготовиться к ним. В патронате важно то, что в этой системе принята работа по подготовке семьи и ребенка и по решению возникающих проблем, когда ребенок уже помещен в семью. За 10 лет работы у нас не было ни одной семьи или ребенка, которые хотя бы раз не сказали: «Все, мы больше не можем, единственный выход – расстаться». Однако, по нашей статистике, 90% детей и семей благодаря профессиональной помощи специалистов (сопровождения) остаются вместе. Это означает, что 9 из 10 детей могут быть устроены в семью и отношения там будут стабильные, т.е. ребенок доживет там до совершеннолетия. Технологии работы с семьей в кризисе, индивидуальная психологическая работа с ребенком и родителями, семейные сессии направлены на разрешение проблем в отношениях, а регулярный мониторинг позволяет выявлять назревающие трудности и заниматься профилактической работой по предотвращению кризисов. В тех случаях, когда возврат все же происходит, происходит работа с семьей и ребенком, и в дальнейшем ребенок может быть устроен в другую семью, так же как и семья может взять на воспитание еще одного ребенка (разумеется, в том случае, если это был возврат, а не изъятие в связи со злоупотреблениями). Сопровождение является средством предотвращения злоупотреблений, которые, к сожалению, в замещающих семьях иногда бывают.
Мария Терновская: В нашем учреждении за все время работы было 20 незапланированных расторжений договоров о патронатном воспитании. Причины, по которым это происходит, следующие: непрохождение кризисов адаптации (20%), личностные особенности и расстройства привязанностей у детей (46%), проблемы семьи, включая такие вещи, как болезнь, смерть, развод и прочее (31%) и 3% - в семью были помещены «недообследованные» дети. Как правило к разрыву приводит комбинация всех этих причин, а не только какая-то одна. 
При том, что существует очень тщательное последовательное ведение детей и семей, все-таки возвраты имеют место. И всегда будут. Страшно подумать, что может быть, если не помогать семьям и детям. В нашей ситуации, я хочу подчеркнуть, что сказала Маша, важно, что, даже если разрыв произошел, интенсивное терапевтическое сопровождение позволяет выйти из ситуации с минимумом потерь, и в итоге остаются неустроенными в семьи в нашем случае только 5% детей, т.е. почти все дети в конце-концов выходят в самостоятельную жизнь, имея новых родителей - свою семью.


 

13. Антонина Седых , Тверь : Как вы относитесь интегрированному образованию детей с ограниченными умственными и физическими возможностями в общеобразовательных учреждениях? Чаще всего такие дети из патронажных семей обучаются дома.

Мария Капилина: Мы все очень хорошо относимся к идее интегрированного образования детей, потому что она заключает в себе не только возможность адекватной социализации и полноценного образования детей с различного рода проблемами, но и возможность воспитания сочувствия и уважения к различиям в обществе. Отторжение тех, кто чем-то отличается от тебя самого, служит основой социальной враждебности и может завести очень далеко. Мы сталкиваемся с этим в процессе образования наших детей, живущих в патронатных семьях. И много раз наблюдали, как усилия приемных родителей и специалистов, направленные на реабилитацию ребенка, восстановление его жизнеспособности, разрушались нетерпимостью школьных педагогов и жестокостью одноклассников. С другой стороны, поддержка и уважение к приемной семье и ребенку в ряде случаев становились мощным исцеляющим фактором. Есть и такие школы, которые сильно помогали нам и нашим детям, и мы за это им очень благодарны.


 

14. Знаменский Александр : Мария Феликсовна, скажите, а до какого возраста дети остаются в патронажной семье? Как отслеживается судьба таких детей? Они ведь не приобретают фамилию патронажных родителей и все юридические права по отношению к семье, где воспитывались. Как осуществляется их трудоустройство и жилищный вопрос?

Мария ТерновскаяМария Терновская: Закон о патронате предусматривает размещение детей от рождения до 18 лет. Дети остаются в семье на патронатном воспитании столько, сколько нужно, практически 90% договоров – это до выпуска. Временное помещение детей в семью в том случае возможно, если ребенок возвращается в кровную семью или если это очень маленький ребенок, которого экстренно надо поместить в семью, найти усыновителей, предотвратить попадание в детский дом. В других случаях, если у ребенка есть статус, то до выпуска. Если статуса нет, но идет процесс лишения кровных родителей родительских прав, то подбирается такая семья, которая готова взять ребенка до установления статуса и впоследствии продлить договор до совершеннолетия ребенка. Маленькие дети должны помещаться в семью как можно скорее, потому что отсутствие близкого взрослого губительно для развития ребенка в ранние годы жизни: не развивается должным образом мозг и эмоциональная сфера. Фактически наш детский дом уже не детский дом, а уполномоченная служба органа опеки по устройству в семью, исполняющая закон г. Москвы, поэтому мы должны работать с детьми от рождения. Здесь также был вопрос о правоотношениях в патронатных семьях после выпуска. Ситуация аналогичная. Т.е. при патронатном воспитании, как в случае приемной семьи, опеки, правоотношения прекращаются по достижении ребенком 18 лет. Однако важно, чтобы в семье сформировалась взаимная привязанность, что делает людей родными. В большей части случаев молодые люди продолжают жить в патронатных семьях после выпуска. Льготы у них такие же, как и у детей-сирот: выделяется жилье, имеются льготы на получение образования в специальных и высших учебных заведениях.

Завершающее слово:
Мария Терновская: Мы благодарны всем, кто задал вопросы, агентству РИА Новости и нашим друзьям - организации «Отказники». Заканчивая, хочется выразить надежду , что здравый смысл возобладает, мнение специалистов будет услышано и в России будет принято законодательство, позволяющее осуществить перепрофилирование детских домов в службы по устройству детей в семьи. Эти службы станут де-юре службами органов опеки и попечительства. Будет развиваться профессиональное устройство детей в семьи и патронатное воспитание - и тем самым до 90% детей будут воспитываться в новых семьях.

Мы надеемся, что наше взаимодействие продолжится, и приглашаем всех, кого волнует эта проблема, обращаться к нам. Наш телефон : 267-74-19, e-mail: fosterp@mail.ru , адрес : Спартаковская площадь, дом 10, строение 3. Приходите к нам, посмотрите и давайте работать вместе!