О медиагруппе |Продукты и услуги
Прямая трансляцияГермания в Европе и мире: к 70-летию образования ФРГ
Онлайн-конференция
Вне агентства

Прорыв блокады Ленинграда: к 75-летию освобождения города

Ответы на вопросы
Александр:
Какое идеологическое и стратегическое значение имел Ленинград для советского руководства и руководства немецко-фашистских войск? И чего больше здесь было – идеологии или все-таки стратегического военного замысла?
Алексей Исаев:
Если обратиться к документам, прежде всего к плану Барбаросса, то видно, что Ленинград имел прежде всего стратегическое значение как центр советской военной промышленности. В Ленинграде было большое количество военных заводов, это досталось в наследство от Петербурга, Петрограда, еще при старом режиме. Еще один фактор, который действовал и на который обычно не обращают внимания, но он был достаточно важным – то, что Ленинград позволял возить по морю снаряжение для войск групп армий "Север". Поэтому для немцев еще было важно захватить порт и разгрузить железнодорожные линии, которыми они снабжали другие группы армий. Идеологический фактор присутствовал, как колыбель революции. Но, на мой взгляд, он нес уже второочередное значение по отношению к другим. И здесь, например, можно обратить внимание на настойчивость Гитлера в удержании именно блокады. До 1944 года он не позволял командующему группы армий "Север" отходить от Ленинграда именно для того, чтобы не позволить СССР восстановить заводы и снова запустить производство порохов, танков на Кировском заводе и использовать все ресурсы региона на сокрушение Третьего рейха.
Елена Праслова:
Почему фашистам не удалось взять город штурмом и был выбран такой бесчеловечный способ блокады? Имел ли он прецеденты в истории Великой Отечественной войны?
Алексей Исаев:
Первоначальный план был все же занять город. Это прописано в документах "Барбароссы" и соответствующих им оперативных документах группы армий "Север". Срыв произошел еще в августе 1941 года, когда упорной обороной на Лужском рубеже советские войска не позволили немцам быстро продвинуться к городу и не дали им достаточно времени до начала операции на Московском направлении, броска на Москву, операции "Тайфун", на осуществление прямого удара на Ленинград и штурма города. Поэтому вопрос о том, что Ленинград надо штурмовать, был закрыт еще в конце августа 1941 года. Рассматривался только в благоприятных условиях, а для того, чтобы запретить использование промышленного потенциала города и, возможно, добиться его захвата измором, не сокрушением, а измором, была выбрана именно стратегия блокады. Что касается прецедентов в истории, то можно вспомнить, например, еще город Севастополь, который тоже был блокирован. Хотя, конечно, он был по численности населения существенно меньше, чем Ленинград, но если вспоминать города, которые пережили ситуацию, похожую на блокаду Ленинграда, сразу вспоминается Севастополь.
Егор:
Что ожидало Ленинград в случае захвата?
Алексей Исаев:
Напомню, что вопрос о взятии был снят, все перешло в несколько другую плоскость. И она заключалась в том, что немцы совершенно сознательно не собирались принимать капитуляцию Ленинграда, даже если бы она последовала. Предполагалось отделиться от города минными полями, проволочными заграждениями и специально выделенными отрядами с пулеметами в случае попыток прорыва или выхода из блокадного кольца уничтожать, невзирая на пол и возраст, всех, кто попытается это сделать. То есть совершенно сознательно население обрекалось на голодную смерть, никакого приема капитуляции, даже если бы кто-то додумался до того, чтобы принести ключи от города, – их бы просто не взяли. И это четко зафиксировано в документах противника, где фон Лееб в своем дневнике пишет о том, что у них всего одна дорога к снабжению, и по этой дороге я держу целую группу армий. Соответственно, никаких возможностей по снабжению еще и города с населением, по крайней мере, миллион человек речи нет. Это вообще технически невозможно, с его точки зрения. Он считал, что для них неприемлемо – заботиться о населении Ленинграда.
Алексей Белов:
Почему попытки прорыва блокады в 1941–1942 годах оказались безуспешными?
Алексей Исаев:
Здесь следует прежде всего сказать, что, как ни странно, наиболее близкой к прорыву блокады была самая первая попытка, которую предприняли войска под командованием маршала Кулика. Они находились буквально в двух шагах от того, чтобы пробить коридор, так называемое "бутылочное горло", то есть район, прилегающий к Ладоге и самое узкое место кольца блокады. Они почти справились. Это до недавнего времени был факт неизвестный, и благодаря исследователю Мосунову из Санкт-Петербурга он был документально подтвержден и установлен. Последующие попытки прорыва блокады – в зимней кампании 1941–1942 годов. В несколько этапов пытались это сделать. Не удались ввиду двух проблем. Первая: Красная Армия испытывала проблемы с боеприпасами, нехватку боеприпасов, ввиду промышленности в эвакуации. Вторая: неотработанность тактики штурмовых действий пехоты. Тактика штурмовых действий заключалась в выучке солдат обходу, охвату и блокированию немецких опорных пунктов. С этим были проблемы, поэтому выбрали длинный маршрут прорыва силами Второй ударной армии, и на этом длинном маршруте завязли. По короткому направлению – "бутылочное горло" – было нереально ввиду сложностей с боеприпасами и тактикой, а по длинному маршруту немцы подтянули резервы и заблокировали продвижение Второй ударной армии, а затем и окружили ее в июле 1942 года. А операция "Искра" удалась ввиду того, что нанесли удары, во-первых, снаружи кольца, во-вторых, изнутри кольца, уже с более отработанными тактическими приемами. Бой пехоты, и прежде чем немцы подтянули резервы, удалось пробить коридор.
Елена:
Расскажите, пожалуйста, о путях снабжения города до прорыва блокады в январе 1943 года.
Алексей Исаев:
Естественно, когда возникла угроза блокады, сразу же стали использоваться все возможности для снабжения города, в том числе и по воздуху. Но основным путем, понятно, был морской, через Ладожское озеро. И главная проблема заключалась в том, что сама по себе Ладога не судоходная. Судоходным был канал, который проходил по южному берегу, параллельно Ладожскому озеру. Этот канал был построен еще в восемнадцатом веке. И поэтому само снабжение – при взгляде на карту кажется, что все просто, а на самом деле возить грузы по несудоходной Ладоге было очень сложно, в том числе ввиду наличия самих транспортных средств. И поэтому первый этап, осень 1941 года, на темп 1000 тонн в сутки выйти не удалось, и с этим как раз был связан кризис снабжения и голод в городе. Потому что на то количество населения, которое было в Ленинграде, нужно было тысячу тонн в сутки, это очень много. И далее, когда Ладожское озеро замерзло, стали возить по льду с помощью автотранспорта, для этого были задействованы колоссальные силы, около 3 тысяч автомашин. Это и позволило выйти, правда, уже в начале 1942 года, на заветный рубеж в тысячу тонн в сутки, и кризис снабжения был преодолен примерно в феврале 1942 года.
Сергей:
Ленинград был одним из промышленных центров Советского Союза, и во время блокады удалось сохранить часть промышленности. Расскажите, что удавалось выпускать ленинградцам?
Алексей Исаев:
Понятно, что город, который был отрезан от источников снабжения сырьем и имел большие проблемы с электроэнергией, несмотря на проложенный по дну Ладожского озера кабель, не мог соревноваться с довоенным Ленинградом. И то, что выпускалось в условиях блокады, все же была бледная тень того, что давал предвоенный Ленинград. В основном речь шла о ремонте, например, бронетехники. Некое количество танков КВ было собрано из задела деталей, но, тем не менее, в основном это были ремонты уже имеющихся в строю, в составе Ленинградского фронта, танков КВ. А из таких вещей, которые делали специфически в Ленинграде, можно отметить 50-мм минометы. Еще выпускали, опять же из имеющихся ремонтных комплектов и оставшегося сырья и материалов, 45-мм пушки "Ленинградки", противотанковые. Там использовали тело орудия от довоенных легких танков, которые выпускались в Советском Союзе. Было какое-то количество этих готовых танковых пушек, из которых сделали импровизированные противотанковые "Ленинградки". Это вот такое изделие блокадного города. Также производилось некоторое количество боеприпасов, причем был такой случай, когда ввиду недостатка взрывчатки их снаряжали веществом с индексом МШ, что означало "молотые шишки". Одним из компонентов взрывчатки были перемолотые шишки, которые тоже участвовали в процессе горения взрыва.
Роман:
Почему в рамках операции "Искра" не удалось полностью снять блокаду? Как изменилось положение защитников Ленинграда после прорыва блокады, в том числе с точки зрения снабжения и развития дальнейшего, и промышленного, потенциала, восстановления и эвакуации блокадников?
Алексей Исаев:
Ситуация была следующая: прорыв блокады Ленинграда, операция "Искра", был успешен в отношении пробивания коридора по суше к находящемуся в блокаде городу. Однако чтобы развить эту операцию, требовалось сбить немцев с так называемых Синявинских высот, которые были сильно укреплены. И кроме того, немцы, столкнувшись с началом очередной операции по прорыву блокады, стали подтягивать резервы и укрепили дополнительно эти Синявинские высоты. Поэтому несколько попыток сокрушить немецкую оборону, к сожалению, успеха не имели. Попытки предпринимались и в период после операции "Искра", то есть начиная с 1 февраля 1943 года, и в мае, и в июле. То есть параллельно Курской дуге была предпринята попытка сбить немцев с Синявинских высот, и надо сказать, тоже были довольно близки к успеху, в том числе потому, что немцы сняли из-под Ленинграда авиацию. И это позволило добиться определенных успехов, но все равно не решительного успеха с отступлением всей группы армий "Север". Потому что требовалось оттеснить от Ленинграда довольно крупную массу войск. И задача эта была непростая, потому что пробить коридор – это одно, а нанести поражение сразу всей группе армий "Север" – гораздо сложнее. Тем не менее, пробитый коридор радикально изменил обстановку с точки зрения снабжения Ленинграда. Была проложена по этому коридору импровизированная железная дорога, так называемая Шлиссельбургская. Поезда по ней могли ходить только ночью, проходили они под постоянным обстрелом. И когда возили боеприпасы, были нередки случаи, когда в результате обстрела вагоны взрывались и происходили крушения поездов. После этого приходилось восстанавливать путь и убирать разбитые вагоны. Тем не менее, возможность снабжать город не по озеру с помощью барж, не с помощью автотранспорта, а с помощью железной дороги вывела объемы передаваемых в Ленинград грузов уже на уровень миллионов тонн. Оборот этой дороги позволял заведомо больше тысячи тонн продовольствия доставлять в сутки, что существенно улучшило снабжение, более устойчивым стало положение Ленинградского фронта. Теперь даже прямой удар на Ленинград не обещал немцам успеха – и пополнение, и боеприпасы уже шли широким потоком по Шлиссельбургской ветке.
Виктор:
Почему стало возможным полное снятие блокады города? Как этому способствовала обстановка на фронте? И как развивались события на северо-западном направлении?
Алексей Исаев:
Столкнувшись с большими трудностями в разгроме немцев на Синявинских высотах, связаны они были в том числе и с местностью, были лесисто-болотистые районы, где даже тяжелые снаряды уходили в глубину, так называемые камуфлеты. Без воронки, а именно где-то в глубине снаряд рвался с минимальным повреждением поверхности. И это заставило искать новый план. Был придуман практически гениальный план броска с так называемого Ораниенбаумского плацдарма. Это небольшой клочок суши, который удерживали советские войска с осени 1941 года в районе города Ораниенбаум (Ломоносов). Этот плацдарм находился напротив Кронштадта, и его удержание осуществлялось не в последнюю очередь за счет помощи корабельной артиллерии. Корабельной и береговых батарей Кронштадта. И решили оборону немцев обойти с дальнего края, то есть нанести удар на ранее абсолютно пассивном участке фронта. Для этого потребовалось переправить на плацдарм большое количество войск. Достаточно будет сказать, что общая численность Второй ударной армии, которая наступала с Ораниенбаумского плацдарма, составляла около 100 тысяч человек. Если быть точным, где-то 98 тысяч человек, две сотни танков, и все это было ночами, с соблюдением строжайших мер секретности, переправлено на плацдарм. Немцы совершенно не ожидали советского наступления в больших масштабах практически изнутри кольца пусть и прорванной, но блокады. Командующий группы армий "Север" Кюхлер считал, что пополнение войск на внутреннем кольце блокады возможно только за счет внутренних ресурсов Ленинграда. А реально были переброшены войска и боевая техника извне, с большой земли. И сосредоточив второй удар на армию на Ораниенбаумском плацдарме, нанесли мощный удар в обход и в глубокий тыл немецким войскам на Синявинских высотах. Кроме того, еще один удар наносился непосредственно от Ленинграда, и в Ропше они сошлись с окружением достаточно крупной группировки немцев. Кроме того, там было захвачено большое количество тяжелой артиллерии, которая обстреливала город. И этот удар в глубокий тыл заставил немцев отступать от Ленинграда. Кроме того, наносились удары на внешнем фронте блокады, и удалось заставить группу армий "Север" стремительно отступать на новые позиции, так называемую линию "Пантера", находящуюся в Прибалтике – от Нарвы через Чудское озеро и дальше примерно по границе Прибалтики. На эту линию "Пантера" немцы стали стремительно отходить уже в феврале-марте 1944 года и на ней закрепились. И после этого стабилизировавшийся фронт замер уже до лета, когда его опять же стали обходить за счет успехов, достигнутых в ходе операции "Багратион". Поскольку узкий фронт под Нарвой опять же был довольно сложным для того, чтобы его своротить. И в силу высокой плотности немецких войск, которые его обороняли, и сложных условий местности. Хотя там использовали массированную тяжелую артиллерию и бронетехнику, но, тем не менее, стало достаточно быстро понятно, что под Нарвой прорыв малореален, и подождали до радикального изменения ситуации с операцией "Багратион", которая в июле 1944 года создала обстановку для освобождения Прибалтики.