О медиагруппе |Продукты и услуги
Онлайн-конференция
Вне агентства

Климат Арктики: как изменится регион в ближайшие десятилетия?

Изменение климата в Арктике – один из самых сложных и значимых вопросов при ее изучении и освоении. Арктический лед и температурный режим не только поддерживают всю экосистему региона, но и во многом определяют характер осуществляемой там хозяйственной деятельности. Какие климатические изменения ждут Арктику в ближайшие десятилетия? Есть ли вероятность таянья и полного исчезновения арктических льдов? В какую сторону смещаются температурные показатели? Об этом рассказал заместитель директора по научным вопросам Арктического и Антарктического научно-исследовательского института Росгидромета Александр ДАНИЛОВ.
Ответы на вопросы
Алексей:
Не так давно в прессе появилась информация, что ученые считают, что арктические льды могут растаять к 2030 году, то есть в ближайшие 16 лет. Насколько эта информация соответствует действительности, и неужели действительно настолько всё плохо, и тенденция сейчас такова?
Александр Данилов:
Когда сейчас обсуждается эта тема, и говорят, что арктические льды могут растаять к какому-то году, будь то 30-й, 10-й, или к концу столетия – имеется в виду, что лед подтает сезонно. И лед растает – это означает, что в начале сентября – в конце августа, то есть к концу лета льда в Арктике практически не будет. Но дальше, когда начинается осень и зима, естественно, вся морская Арктика будет замерзать, покрываться льдом от берега до берега. Вот что это означает. Но лед в Арктике, если мы смотрим в течение года, будет всегда. И в течение 30 лет, и далее. Более того, те сценарии оценки, которые есть, говорят о том, что лед в Арктике будет в части наших арктических морей присутствовать больше, чем 6 месяцев. Мы уже имеем рядом наш город на Балтике, где Финский залив замерзает зимой. Но летом он освобождается ото льда. Другое дело, что лед там держится не полгода, а меньше. Вот такая картина Арктики, про которую говорят, что лед растает. Зимой будут однолетние льды, а многолетних льдов не будет. Будет однолетний лед, и по этому сценарию все начинает идти – и хотя лед здесь будет однолетний, его толщина зимой будет более 1 метра. И торосы, которые нам сейчас в Арктике больше всего мешают, останутся примерно такие же. Есть еще такое явление – ледовое сжатие. Это когда в силу течения, приливов, ветров образуются такие области, где происходит ледовое сжатие и крошение. Силы этого сжатия довольно велики, бывает, что и атомные ледоколы не выдерживали это. Вот такие явления, как ледовое сжатие, будут в Арктике в течение всего 21 века. Проблемы для плавания, в том числе на трассах Северного морского пути, конечно, будут, и будут серьезными. Причем мы говорим, что да, плавать и перевозить грузы станет полегче, но все равно сохранится нужда в мощных атомных, дизельных ледоколах. Кроме того, на трассах Северного морского пути даже в течение лета бывает что, как говорят, сжимает суда. И требуется помощь атомных ледоколов. В этом году такие случаи были и в летний период. Поэтому проблемы у плавания на трассах Северного морского пути будут.
Егор:
Действительно ли мнения ученых относительно изменений температуры порой взаимно противоположны. Кто-то говорит, что тенденция к потеплению, кто-то – что тенденция к похолоданию. Или просто неправильно ставится вопрос?
Александр Данилов:
Когда Вы говорите, тенденция к потеплению – сейчас одна тенденция на всех наших станциях, и полярных станциях, и метеорологических станциях России – потепление. Потепление продолжается, и Арктика, и вообще говоря, Россия, особенно в арктической части – зона, где это потепление происходит наиболее быстро и выражено сильнее всего. Температура приземного воздуха, где находимся мы с вами, воздух, которым мы дышим, который ощущаем – потихонечку повышается. Другой тенденции, что она понижается, нет. И тенденция на сокращение, уменьшение площади льда, климатическая – эта тенденция в течение 10-20 лет сохраняется. Другое дело, что год от года бывает больше или меньше, но в целом идет сокращение площади льдов. Пока нет серьезных указаний на то, что это изменится. Росгидромет в этом году выпустил доклад о наступлении последствий на территории Российской Федерации. Его можно найти на сайте, и там это все излагается – и потепление, и про Арктику, и возможные последствия. Я сам один из авторов одного раздела о влиянии климатических изменений в Арктике на морской климат. Пока, что касается Арктики, дела обстоят так. Мнения, что будет дальше, безусловно, есть. Но тенденцию признает подавляющее большинство ученых разных стран и научных коллективов, которые занимаются климатом, климатологов, которые живут и этим занимаются, другими словами профессионалы.
Антон:
Если лед в Арктике станет сезонным, то есть ли опасность в этом для территорий России, или для Европы. Есть же в мире островные государства, которые давно уже беспокоятся за свою судьбу в случае таяния льдов Арктики и Антарктики. Есть ли для нас какая-то опасность для континентов? Сезонно будет подтапливать?
Александр Данилов:
Конечно, любые изменения содержат хорошее и плохое. Эти изменения, о которых было сказано в вопросе, безусловно, для судоходства, для освоения шельфа в целом благоприятны. Судам легче плавать, быстрее. Северный морской путь может стать круглогодичным. Оценки показывают, что льдистые, рыхлые берега в Арктике будут разрушаться интенсивнее. И, конечно, основные опасения касаются арктических систем. Изменения происходят сейчас довольно быстро. Смогут ли эти особые арктические экосистемы, к ним приспособиться. Сейчас венец арктического мира – это белый медведь, и всю свою жизнь он добывает себе питание внутри сплошного дрейфующего ледяного покрова. Конечно, ряд видов может пострадать, некоторые виды рыб. Безусловно, какие-то экосистемы пострадают. Сейчас мы наблюдаем продвижение экосистем на суше и в море. В море это касается планктона и прочих. А на суше это растительность. Идет движение с юга на север. Те растения, которые пять лет назад можно было наблюдать в одной широте, сейчас наблюдают уже севернее метров на 300-400, на несколько градусов. Поэтому будут, конечно, и отрицательные последствия. Но, повторяю, Арктика как была полюсом холода, так и останется. Это никуда не денется. Все-таки лед вещь сильная, но не настолько, чтобы привести к тому, что на полюсе уйдет холод. Есть разные оценки. В 30-м году лед вряд ли исчезнет. Конечно, нужно смотреть публикации и отчеты, которые будут у мирового арктического сообщества. Есть такая группа, которая готовит отчеты раз в 4 года, в два года. В этих отчетах собираются мнения всех экспертов, это обработка публикаций. И там российские климатологи публикуют свои статьи, посвященные изменению климата, и их мнение суммируют.
Аркадий:
Александр Иванович, добрый день! Вопрос питьевой воды сейчас один из самых актуальных на планете, вплоть до прогнозирования некоторыми организациями конфликтов на этой почве. Как повлияет сезонность льдов, на то, что лед можно будет использовать для восполнения питьевой воды? Возможно, это принесет больше дождей, и подземные реки на материках будут наполняться?
Александр Данилов:
Одним из эффектов глобального потепления будет, как говорят климатологи, увеличение количества осадков. В частности, в Арктике прогнозируют до 10-20%. Что касается питьевой воды. Сейчас нет примеров использования льдов в качестве источника питьевой воды. Только полярники, может быть. Но в промышленных масштабах – нет. Поэтому таяние льдов никак на это не повлияет. На количество питьевой воды, как я понимаю, больше влияет проблема загрязнения вод, озер, которые используют. И опустынивание, где есть жаркий период. Но, по-моему, технологии опреснения для этого есть. Смотрите, что делается в арабских странах. В последнее время в Израиле поливы делаются уже опреснённой водой. Но это привилегия богатых стран.
Сергей:
Насколько сейчас Россия самостоятельна в исследованиях Арктики? Способен ли Ваш институт снабжать организации, как коммерческие, так и государственные, необходимой информацией климатического характера, информацией о ледовой опасности?
Александр Данилов:
Вопрос очень хороший. В части обеспечения необходимой Гидромету информации, для целей бизнеса, для освоения шельфа, нефтяных компаний и так далее, существующая российская система исследования Арктики отвечает всем требованиям, соответствует индустрии. Другое дело, что по мере нарастания деятельности в Арктике надо развиваться и совершенствоваться. У меня здесь нет никаких опасений, мы совершенно самодостаточны в обеспечении наших нужд гидрометеорологической информацией по Арктике. Единственное, что, конечно, мы сейчас используем информацию коллег из других стран, но эти направления тоже в России развиваются. Здесь мы в целом задачи решаем. Что касается научных исследований – здесь роль международной кооперации чувствуется и в развитии российских исследований. Горбачев объявил Арктику территорией для совместной науки. И это сотрудничество продолжается, с немецкими морскими организациями, и с американскими. Мы планируем продолжение сотрудничества, и американцы тоже не отменяют совместные проекты. Наши зарубежные партнеры заинтересованы в получении данных прямых наблюдений в российской Арктике. Поэтому, на опыте нашего института, сотрудничество, связанное с проведением таких наблюдений в Арктике, не страдает ни по одной линии. И это, я думаю, будет продолжаться. Безусловно, нам бы хотелось, чтобы наша страна больше вкладывала в науку, в исследования Арктики. Такие вложения, конечно, тоже есть. И очень большие вложения в прикладные исследования Арктики идут по линии бизнеса, нефтегазовыми компаниями. Это прикладная наука. Но здесь, конечно, вложения огромные. Зимой по заказу одной из нефтегазовой компании ходили на ледоколе "Ямал" ходили в двухмесячное продолжительное исследование Арктики, самую продолжительную судовую экспедицию в Арктику зимой. В Карское море, море Лаптевых. Масштабы такие, средства вкладывают чрезвычайно серьезные. Но и серьезные проекты. Поэтому российская наука развивается. Идет сложнейшее международное сотрудничество. Без него трудно представить наше развитие. Деятельность Германии, США – конечно, это большой задел.

Спикеры

  • Александр ДаниловЗаместитель директора по научным вопросам Арктического и Антарктического научно-исследовательского института Росгидромета